«Идет 427 год от Сошествия Ра. Приближается годовщина того светлого момента, когда всеблагой повелитель впервые озарил нас светом истины.
В древних, полученных из Лексиконов летописях, что жрецы храма Тота скрывают от нас, простых смертных, говорится, что история всегда идет по кругу. Что бы не делали слабые люди, они все равно обречены раз за разом повторять ошибки прошлого, вновь и вновь совершать все те же, что и тысячелетия назад, непростительные ошибки, что ведут их к очередному уничтожению, после которого их потомки вновь восстают из пепла… чтобы, достигнув разрешенного им пика развития, вновь оказаться поверженными несокрушимыми силами мироздания. Выхода из этого круга не существует.
По крайне мере, те, что жили до нас, были уверены в этом.
Говорят еще, что в истории бывают переломные моменты, когда людям предоставляется шанс изменить что-то, вырваться из бесконечного цикла. Однако наши предки никогда не находили в себе сил воспользоваться представляющимися им шансами – некоторые оказывались слишком слабы, некоторые были не готовы принести необходимые жертвы, некоторым не позволял принять нужное решение страх перед неизведанным.
Может ли быть так, что наш народ окажется иным? Возможно ли, что найдется тот, кто сможет разорвать бесконечный цикл?
Мы не такие, как те, что были до нас. С нами свет Ра и Те, Что Пришли Следом – кажется, впервые за историю этого мира боги во плоти шествуют по земле, неся свое слово. С их милостивой помощью мы раскрываем тайны мироздания и подчиняем их себе. Мы создали могучие боевые машины, пробивающие нам путь в самый центр Великой Пустыни. Мы отыскали и расшифровали первые из Лексиконов, хранящих в себе записи тех, кто был здесь задолго до нас – и, похоже, задолго до наших предшественников, и предшественников наших предшественников.
Но мы остаемся простыми смертными.
Когда настанет момент выбора… сможем ли мы оказаться лучше, чем наши предки?»
Из манускрипта «Момент выбора», авторство Хатора Мозеджи. Засекречено по личному приказу Верховного Жреца Храма Тота.

«Мой прадед говорил, что когда-то здесь было тепло. Солнце лишь изредка скрывалось за тучами, да и те несли не колючий, холодный снег, а дождь, под которым, говорил он, даже самая неплодородная земля могла принести тройной урожай.
Много раз я спрашивал духов, действительно ли такое возможно, однако ни один из них, ни тот, что жил в весеннем ручье, ни тот, что величаво обозревал наши земли с вершины горы, ни тот, что охотился в темной дубраве, не дал мне ответа. Они молча уходили от меня, словно не желая говорить, отказываясь подчиниться моей воле, пусть я и заклинал их всеми именами и обрядами, что передали мне предки.
Я потратил целую жизнь на то, чтобы узнать правду о том, что случилось здесь, в нашем доме, на нашей земле. Мои волосы поседели, и пусть мои зубы еще тверды, а мускулы тверды, я знаю, что для меня пришел срок отправиться к духам предков. Я лишь надеюсь, что кто-нибудь найдет мое тело и мои записи – возможно, тогда мой долг будет исполнен, и открытая мной тайна станет известна всем племенам.
Уйдя сюда, так далеко на север, что мое дыхание стало замерзать, выходя из тела, я нашел его – старика Карачуна, мятежного духа зимы, когда-то давным-давно поверженного богами света. Его морозный взгляд почти убил меня – холод и сейчас пожирает меня изнутри - но я смог задать ему один единственный вопрос, и получил на него ответ.
Вся наша жизнь, жизни наших предков и потомков – один бесконечный круг рождений и смертей. Он повторяется раз за разом. Мы, люди по всему миру, раз за разом поднимаемся с колен – и вновь оказываемся повержены во тьму волей тех, кто многократно сильнее нас, не людьми, но и не духами. Я не называю их богами, ведь старый дух открыл мне, что они – не боги.
Но у нас, людей, есть шанс. Мы можем, можем попытаться разорвать эту злую цепь, на которой нас водят, как покорных мулов. Должны найтись смелые, что найдут в себе силы переломить бесконечно-одинаковый ход событий, жертвуя всем, что им дорого, жертвуя  всем привычным им миром. Вы должны сделать это, во имя всего людского рода. Я не смог.
Да хранят вас духи предков».
Надпись, выжженная неясной силой на камне в пещере далеко на севере. Рядом можно увидеть тело старика, вмороженное в глыбу льда.

На разных континентах, в разных землях хранятся следы зацикленности времени. Люди чувствуют, как что-то вновь грозит оборваться - но смогут ли они это предотвратить?