Эриас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эриас » Основные сюжеты » А зори здесь тихие... (с.)


А зори здесь тихие... (с.)

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Дом Авагдди
Кто знает о духах больше, чем другой дух? Эвишел, пожалуй, через какое-то время и сам додумался, что коли нечто за стенами дома в дверь стучит, а само не входит, значит опасаться нечего. Но это было бы через какое-то время. Пока он продолжал коситься на белое лицо, страстно наблюдающее за происходящим в доме. Вздохнул, да за келпи пошёл. Нечисть нечистью, а поесть надо.
Похлёбка пахла приятно, живот сразу же отозвался призывным урчанием, радостно приветствую планируемую пищу. Эвишел как-то сразу автоматически задумался над извечным вопросом "А сколько я не ел?". Подумал, пришёл к выводу, что не ел достаточно, чтобы голодным быть аки волк. Интересы сместились, похлёбка и подоспевшая утка явно перетянули внимание мужчины от беснующегося снаружи духа.
К слову, дух либо есть хотел, либо мокнуть не желал - выл и страдал, всячески стараясь на себя внимание обратить. Снова стучался в дверь, хотя и говорить отказывался - то ли не мог, то ли вопрос ему не так задавали, а ответить он мог бы только на правильные слова. Кто их духов разберёт то?
- Что же, некоторые люди тоже любят не прожаренное мясо, - Добродушно усмехнулся на маленькую слабость Авагдди. - Вот уж это чучело и выспаться решило нам не дать, воет так, словно бы дитятку у него кто отобрал.
Охота громыхала где-то совсем рядом, добавляя атмосферности трапезе.
- А войти оно точно никак не сможет? - Эвишел с подозрением скосился на окно, не забывая при этом отправлять очередную ложку наваристой похлёбки в рот.
Снаружи что-то расхохоталось, загрохотало, словно бы рассыпалось по крыше. Рядом зазвучал собачий лай, переходящий в вой, сначала низкий и утробный, но постепенно становящийся всё выше, тоньше, превращаясь почти в щенячий. Порыв ветра как-то опасно прогнул дверь, словно бы то, что ожидало снаружи, потеряло терпение и теперь решило взять дом штурмом.
Мужчина ложку отложил, разворачиваясь в сторону двери, деловито принимаясь бубнить наговоры, что когда-то ему бабка в голову вбивала, рассказывая, что внучку оно жизнь спасёт, в отличии от глупой железяки. Глупую железяку, к слову, он тоже переложил на колени.

0

32

Не стоит описывать опять стоящего короля у окна и его грустный взгляд, ведь до сих пор еще ничего не изменилось. На слова Ронвен в голове сразу же возник ответ, все в том же мрачном стиле. Он находил множество причин того, что не от него сейчас все зависит. Все эти причины казались справедливыми и логичными. Впрочем, не столь важно, ведь сейчас король решил промолчать.
Хоть разговор лишь начался, но он уже успел утомить. Перспектива того, что Манавидан опять скажет что-то, что сильно не отличается от предыдущих слов, а в ответ опять последует утешение, которое, в общем, то и не направлено на то, чтобы утешить, лишь так, простое приличие, нужно поддержать разговор. Эта перспектива совсем не нравилась Манавидану, а потому он решил промолчать, продолжая смотреть в окно.
Вскоре нужно было бы что-то сказать, ведь все то же приличие имеет место, но к большому счастью короля, служанка его матери разрядила всю эту обстановку.
- Слушаю, - узнав голос девушки сразу же ответил король, немного обернувшись к двери. Его глаза открылись и, казалось, забылись в новых мыслях, хотя-бы о том, почему служанка тут. Ей удалось немного рассеять мрачное состояние короля.
Узнав причину ее прихода, Манавидан не поспешил ответить, а первым делом задал немой вопрос своей супруге, вопросительно взглянув на нее. И так все было понятно, что его интересует, в состоянии ли она будет сейчас пойти по приглашению. Впрочем, зная о отношениях жены с матерью, он не сомневался, что Ронвен не откажет ей, но не мог король ответить без согласия своей супруги.
Впрочем, Ронвен оставила его заботы выслушивать и отвечать, дав понять о том, что они с супругом вскоре будут. На слова же королевы Манавидан принужденно улыбнулся, обратив взгляд опять в окно. Настроение опять стало немного томным.

Король опять всмотрелся в непроглядную даль, погрузившись все в те же мрачные мысли. Он потерял счет времени, не заметив, как Ронвен успела привести себя в порядок. Впрочем, он и ее не замечал, пока она не обняла его за талию. По правде, так Манавидан сейчас был не в настроении ко всем этим нежностям, но ответить взаимностью как минимум нужно было. Он легонько положил на ее руку свою, нежно погладив, а в придачу одарил нежной улыбкой и взглядом.
Постояв так с несколько секунд, легко вырвался из объятия, сделав резкое движение всем телом немного в сторону, и дабы не показаться нахальным, не сводя глаз с жены, сказал, - ну что же, пойдем, нас уже ждут.

И вот, пройдя по темным коридорам, где время от времени встречались слуги, все еще занятые какими-то делами в этот поздний вечер, король с королевой очутились у заветной двери. Конечно же, первый шаг к ней сделал его величество. Стук, который давал знать, что они прибыли, а за ним и слова, - матушка, Вы хотели нас видеть.
Ждать ответа Манавидан не стал, ведь никогда этого и не делал. Вообще, он уже и успел забыть, как когда-то врывался в эти двери без стука, робко бежал к коленям матери и что-то кричал, радуясь доброй улыбке женщины. Когда появились все эти условности, и зачем они вообще есть? Хорошо, хоть какая-то еще простота в общении осталась, и можно было оставить все громки слова, которыми общались лорды, дабы не выдать свое настоящее лицо.
Зайдя в покои, некоторое время все молчали, а Ул еще даже не показалась. Взглянув мельком на жену, а потом опять вернув взгляд к матери, король успел заметить некое неудобство, которое виднелось в глазах Ронвен. Наверное, что-то подобное ощущала и его мать. Чтобы разрядить обстановку, Манавидан решил начать говорить первым, - и вот мы тут, о чем Вы хотели поговорить?

Отредактировано Манавидан (2013-05-29 20:42:56)

+1

33

Ожидание казалось вечным. Ул было интересно, как быстро на её зов придёт сын, а он не спешил. Что же, на то, возможно, были причины. Возможно, они крылись в Ронвен. Кто знает.
Королева-мать мёрзла. Жарко натопленный камин не спасал от промозглости, не заглушал стонущую за окном природу. Неделей бы раньше она решила, что такие дожди к богатому урожаю, сейчас закрадывались опасения, что всходы помокнут и загниют раньше. Если же пропадёт урожай, голод обрушится на земли Диведа. Как давно его не было? Ул уже не помнила, она привыкла, что плодородная почва приносила много больше, чем требовалось для прокорма селений, оставалось что-то и на продажу, что-то и запасалось. Но запасов не хватит, если таки случится голод. Гневались боги, видимо, заливали водой поля.
Женщина растирала мёрзнущие руки, стараясь согреться. Но и это не приносило должного результата. Как не приносили результата и мысли. Для неё до сих пор была загадка, с чего Манавидану понадобилась в жёны изгнанница, да ещё и бесплодная, по всей видимости. Вопросы наследования были так важны в пору, когда поднимался другой вопрос, волновавший всех - кто же стане Верховным королём всех земель. Вряд ли прочие лорды выберут того, кто женат не первый день, но не имеет ни одного ребёнка. Медленно текли мысли, перебирала в уме королева-мать всех претендентов на эту важнейшую роль. Перебирала и не находила никого, подобного своему сыну.
Стук заставил её оторваться от размышлений. Женщина тяжело вздохнула, вставая навстречу Манавидану.
- Сын мой, я рада тебя видеть, - Ул подошла к мужчине, чтобы его обнять, пристально взглянула на невестку. - Ронвен, - Кивком поприветствовала и молодую королеву. - В добром ли здравии вы оба? Служанка мне сказала, что вы изволили уже удалиться к себе, хотя и час ранний. Не подняла ли я вас с постели?
Не сказать, что её действительно волновал этот вопрос. Но все играли в вежливость, все играли в радушие. Ронвен была бледнее обычного, но не смогла сказать, что ей плохо, Ул сделала вид, что этого не заметила. С чего же не заладились отношения двух самых влиятельных женщин Диведа? С мелочи? С неправильно изначально расставленных акцентов?
- Дикра, принеси нам горячего отвара из трав, - Королева-мать продолжала мёрзнуть. Королева-мать нашла способ и служанку отослать подальше, рыжую такую девчушку, милую, но совершенно лишнюю.
Разговор сегодняшний планировался не из лёгких. Что же, пора расставить всё по местам. Ул жаждала видеть Манавидана на престоле Верховного короля, Ул не желала, чтобы невестка своим бесплодием эти планы нарушила. И никто ведь не виноват...
Просто матери всегда любят больше сыновей, чем дочерей. Тем более, чужих дочерей.

0

34

Дом Авагдди
Авагдди с аппетитом уплетал похлебку и свою часть курицы. Было вкусно, но не то, хотелось большего... Человечины... Но водяной дух отбросил в сторону такие мысли – еще не время, еще рано, да и, похоже, не для того сын Ллира спасал этого человека. Дух не особо беспокоил самого Авагдди, хотя Эвишелу явно мешал.
– Зимой вьюга тоже воет, или  ты во вьюжные ночи не спишь? – немного удивленно спросил келпи. – Представь, что зима и вьюга воет за окном...
А шум нарастал, дикая охота была все ближе. Келпи нахмурился... Не часто, ой не часто Охота подходила так близко к жилищам, да и спускалась так низко... Водяной дух глянул в сторону Эвишела, затем на воющего за окном духа, затем на свое скромное жилище.
От стука в дверь келпи вздрогнул. Затем устало прикрыл глаза и посмотрел на свое скромное жилище. Маленький погреб здесь был, хотя староста не раз и не два настаивал, что погреб расширить надобно. Вот и аукнулось келпи его упрямство. Стояли там соленья, а вот человек с трудом бы втиснулся в то узкое помещение, о двоих и думать не стоило. Молчал келпи, думая. Боязно было попасть в жернова вражды сильнейших, ох боязно, да не деться никуда ныне...

0

35

Дом Авагдди
- Вьюга как-то не выборочно воет, а всем, - Усмехнулся мужчина, отправляя очередную ложку похлёбки в рот. Кулинарные способности келпи были явно высоки. Меч уютно лежал на коленях.
Вокруг дома всё ходило ходуном, ветер выл так, словно оплакивал погибшее дитя,  ревел и кидался потоками воздуха в дверь. Вокруг выли собаки. Хотя, откуда бы им взять? Но собачий вой был явственным, совсем не призрачным, но каким-то неживым.
Охота обрушилась на селение, словно бы собираясь собрать с него кровавую дань. Шла по улицам, перескакивала по крышам. Этой ночью спать вряд ли кому пришлось. Страшно. Людям редко удаётся на своём веку застать такие ночи, а те, кто застал потом будут рассказывать своим детям, а те своим, чтобы память не стёрлась, чтобы боялись и не гневили духов.
Эвишел поднялся, прислушиваясь к звукам. Ничего утешительного он там не наблюдал.
- Вам придётся выйти... - Раздалось откуда-то изнутри. - Не сегодня, так завтра, не завтра,  так послезавтра... - Охота неслась, Охота ломилась в закрытую дверь.
Всё стихло также внезапно, как началось. Стало совсем-совсем тихо, подозрительно тихо, словно бы и гроза чего-то ожидала, прислушивалась, готовилась нанести куда более страшный удар.
От этого ощущения, похоже, дрожали даже стены, замершие в ожидании, застывшие в немой мольбы лишить их такой приятной перспективы, как быть снесёнными.
- А не пора ли нам отсюда убираться, пока это нечто не нагрянуло снова? - Эвишел хмуро следил за келпи.
Ответом оказалась вспышка молнии, ударившая в дерево недалеко от дома Авагдди.
- Видимо, идея не самая удачная... - Точно также хмуро отметил наёмник, возвращаясь к еде. - Давай-ка доедим и рану обработаем, пока не случилось ещё чего...

0

36

Дом Авагдди
– По мне так вьюга именно выборочно-то и воет, над ручьем стелется, завывает, убаюкивает, обволакивает... – задумчиво ответил келпи. – У вьюги своя колыбельная, у шторма – своя...
Келпи немного помолчал, затем отпрянул от двери. Казалось, дикая охота разнесет сейчас несчастное жилище водяного духа, разнесет с удовольствием, по бревнышку, аккуратно... говорили мудрые водяные некогда неразумному мальчишке-ручейку, что не гоже вмешиваться в дела богов, да не послушным вырос мальчишка-ручеек.
– Во что мы ввязались? – пробормотал келпи, вслушиваясь в угрозу голоса за дверью. – Эвишел, коль пойдем, так только днем, ночевать будем только в жилищах – не хотелось бы мне с духами молний дела иметь, я-то с дождевой водой просочусь, да тебя терять не охота...
Тут раздался грохот, да такой, что все горшки-черешки подпрыгнули. Молния... Авагдди неодобрительно глянул в сторону окна и покачал головой. Дурна была охота, ох дурна... Затем спокойно снял с вертелов оставшихся уточек, вернулся к столу.
– Давай, что ли, руку твою осмотрим... – с усталой обреченностью в голосе позвал своего собрата по несчастью водяной дух.

0

37

Крепость Арберт.

Король легонько наклонился, также легонько обняв свою мать. - И я рад. - Тихим голос ответил.
Потом последовали "любезности", кои так называют. Но которые на самом деле то больше похожи на слова обиды. Вряд ли можно скрыть за хорошим словом свои истинные чувства, а в этом случае все было более, чем понятно. Манавидан смог лишь ответить легким и мимолетным нахмуриванием бровей, которое, к счастью, никто не заметил. Он уже устал от их отношений, но и сказать ничего не мог, так как отношения то были скрыты за толстым слоем всех этих "любезностей". А начать открыто об этом говорить, так себе же дороже.
А следом мать продолжала тянуть. Ходила смотря то в одну сторону, то в другую. А деле никак не начинала. Даже служанку отправила. Хотя это понятно, мало кто посмеет говорить при посторонних о королевских то делах. Вызвав короля с королевой к себе, тут явно не о охоте речь пойдет.
Но вот о чем? Мать молчала, а Манавидан мог лишь гадать, о чем пойдет речь. Не то, чтобы он себе не представлял, просто вариантов было настолько много, что выбрать среди них один было невозможно.
Это томное молчание. Так молчат в те случаи, когда не знают, с чего лучше начать. И это явно не к добру. Тяжело вздохнув, как-бы показывая этим, что пора уже начать. Сказать об этом он уже не мог, ведь раз уже спросил, о чем будет разговор. Слишком невежливо. Король сомкнул руки у живота, ожидая продолжения от матери.

0

38

Общий пост для всех. Явления видны и в доме Авагдди, и в замке Арберт.
Духи и люди живут в разных мирах. Нет, мир то общий, но каждый видит его настолько различным, что миры у них разные. Им не суждено понять друг друга, слишком различна их природа. Попробуй человеку расскажи, как можно любить человеческую кровь, а духу, как можно осушать реку? Просто слишком разные.
Странную игру и сейчас затеяли духи. Духи воды и ветра ли поссорились, или же нечто куда более серьёзное вмешалось в игру. Охота гремела над всем Диведом. Казалось, что ветру и воде без разницы, разбирать ли каменный замок по булыжнику, разбирать ли добротный деревянный дом келпи. Ветер вырывал с корнем деревья, ветер о чём-то кричал, не в силах донести свои опасения до мира живых.
А ведь ветер знал, знала и вода - все духи знали и помнили о том, что если и знали, то забыли люди. Они знали о времени, которое не идёт вперёд, духи видели точку, с которой наступали Начало и Конец. Просыпались в Запретных землях драконы, старые и древние, живущие дольше, чем существует привычный мир.
Выли собаки, боялось всё живое. После такой ночи вряд ли жизнь может остаться прежней. Люди не знали, о чём пытаются сказать духи, но каждый из них чувствовал нечто особо важное в эти часы. Плакали дети, которые ещё не могли говорить - они понимали речи духов, понимали, да рассказать старшим о них не могли, так они и жили, но стоило им вымолвить первое слово, как переставали они помнить о речах духов.
Забывали... Но помнили боги, в этот раз они решили хотя бы попытаться помочь смертным, отправив к Видящей посланцев, один из которых был живым, другой - духом. Тёмная то была ночь, дикая....

0


Вы здесь » Эриас » Основные сюжеты » А зори здесь тихие... (с.)