Эриас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эриас » Регистрация » Неферкара - белое пламя


Неферкара - белое пламя

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Персонаж
1. Имя, фамилия и прозвище персонажа:
Есть ли на свете те, кто помнят, как его назвали при рождении? Навряд ли – весьма сомнительно, чтобы эта ничего не значащая комбинация звуков задержалась в чьей-то памяти, если и остался в живых кто-то, когда-то знавший его по имени. Теперь его называют Неферкарой, Первым Жрецом Анубиса. Когда-то, при рождении, ему было дано матерью тайное имя, произнесенное шепотом – Семерхет, однако оно больше не имеет власти над ним. Теперь его второе имя – Анубис, а старое осталось лишь эхом, иногда приходящим к нему в тревожных снах.
2. Возраст, дата рождения:
Информация недоступна.
3. Раса:
Человек, измененный.
4. Титул, социальное положение, род деятельности:
Верховный жрец-аватар Анубиса.
5. Внешность:
Тело Неферкары, являющее собой почти совершенное слияние человеческого и божественного, человеческого и животного начал, своим цветом напоминает даже не эбеновое дерево, но чернейший оникс, непроницаемый даже для опаляющих, пронизывающих лучей яростного солнца, что горит в короне всемогущего Ра. Все оно выглядит словно выточенным из этого мистического камня – вся высокая, худощавая, чарующе-грациозная фигура, каждая ее черта, каждый отчетливо проступающий под кожей мускул. Жрецу Анубиса далеко до внешней физической мощи сокрушителей-ушебти из свиты воителя Гора, но все его естество, все его движения пронизаны ловкостью и гибкостью, обманчивой плавностью, что может за мгновение обратиться черным вихрем, подобным одному из тех песчаных убийц, что терзают южных границы Ра-Хемта.
В отличие от большинства изображений самого судьи загробного мира, по телу Неферкары нельзя с полной точностью сказать, ни где заканчиваются человеческие черты, ни где начинаются звериные. Человеческий торс плавно, без капли диссонанса, которого можно было бы ожидать при таком, как могло бы показаться, противоестественном совмещении видов, перетекает в напоминающую шакалью голову с длинной, изящной вытянутой мордой; и при этом нельзя сказать, чтобы он производил впечатление животного, обретшего гуманоидные черты – его ярко-желтые глаза, цветом подобные луне, светятся чуть лукавым интеллектом, а морда, - или все-таки лицо? – способно выражать весь спектр испытываемых им эмоций.
На пальцах Неферкары растут острые, все же звериные когти, его ноги вместо стоп заканчиваются напоминающими шакальи, но адаптированными под ловкое вертикальное перемещение лапами. Позвоночник плавно переходит в, тонкий, но сильный хвост, украшенный на конце золотыми кольцами.
Жрец Анубиса, как и подобает ему по статусу, носит много украшений. Грива его волос заплетена в сотни тонких, переплетенных синими нитями и золотыми колечками косичек, большие стоячие уши украшены серьгами, на запястьях и лапах негромко позвякивают золотые с драгоценными камнями браслеты. Из одежды на нем обычно можно увидеть набедренную повязку, обильно украшенный золотом, сапфирами и нефритом пояс и длинный белый плащ, скрепляемый фибулой в виде скарабея на шее, оставляющий открытыми плечи.
6. Характер, привычки и предпочтения.
Какой он, Неферкара, верховный жрец и живой аватар Анубиса? Спроси любого жителя Ра-Хемта, и получишь четкий и ясный ответ: он – отражение своего бога на земле. Прошедший через обряды и ритуалы изменения, посвященный судье Дуата душой и телом, он не может иметь собственных желаний, эмоций и устремлений – лишь те, что позволяет ему еще больше возвысить своего бога и довести до людей его волю.
Таинственный, темный, как ночь в пустыне, но не злой или жестокий – всего лишь справедливый, что, зачастую, кажется людям куда более страшным. Неумолимый судия может пугать куда сильнее, чем неправедный убийца – особенно, когда он может видеть все хорошие и дурные дела человека, как на ладони, взвешивая его сердце на своих весах, определяя, отправится ли он после смерти в благие поля Иалу, или же будет пожран чудовищной Амат.
Не всегда этот страх оправдан. Да, Анубис – холодный, отстраненный бог, но это не значит, что он зол по отношению к людям. Нет; он – покровитель лекарей и погребальных обрядов, и его первый жрец, Неферкара, способен исцелить почти любую болезнь, и так проводить погибшего человека в воды дуата, что он с легкостью пройдет все препятствия и, возможно, даже выдержит суд его грозного господина, если в жизни не пятнал свою душу особо темными деяниями. Таков для всех Неферкара-Анубис, подобен своему богу, но всегда готов прийти на помощь тем, кто заслуживает этого.
Мало кто задумывается о его собственной личности, мало кто думает, каков Неферкара-Семерхет, мало кто подозревает, что он вообще существует.
Мало кто думает, каково это – быть лицом бога.
В самых глубоких и холодных галереях некрополя мрак освещается лишь трепещущим, неровным светом факелов. Воздух стерилен, словно скала в сухих полярных горах, где не хватает воды, которая может стать льдом. Они очень далеко от ласкового тепла летних ночей, вдали от бормочущих голосов, аромата дымящихся смол и благовоний, веселых празднеств и церемоний. Здесь он проводит большую часть своего свободного времени, наедине с душами, не успевшими еще отправиться в свое путешествие к вратам Дуата, здесь он изучает тексты тайных манускриптов и даже, иногда, древнейших Лексиконов. Здесь, в полумраке, он проводит большую часть своего времени, изредка поднимаясь темными ночами на поверхность, где его протяжный, наполненный неясными эмоциями вой могут подхватить рыскающие меж камней некрополя шакалы.
Может, он хотел бы для себя иной жизни? Кто знает – чувства и эмоции Неферкары сокрыты в сумерках.
7. Биография.
Мало кто знает историю жизни Неферкары, первого жреца Анубиса, живого воплощения бога на земле. Он не спешит раскрывать окружающим свои тайны, предпочитая дать некоторым историям остаться такими, какими им и подобает быть – сокрытыми от большинства. В конце концов, зачем кому-то знать, каков был путь, что привел его сначала в храм проводника душ, а затем – и на вершину жреческого сословия? Эта история недостаточно приглядна, чтобы превратиться в красивую сказку, и, значит, смысла рассказывать ее кому-либо не было вдвойне.
Есть определенный символизм в том, что покровителем Неферкары стал сам бог смерти – ведь, когда он родился на свет, его мать была уже мертва. Это было печальное время для тех земель Ра-Хемта, что располагались близко к южной границе – пришедшие оттуда демоны принесли с собой лихорадку, что уносила жизни людей сотнями, как бы не старались жрецы-целители прогнать ее. Будущий жрец так никогда и не узнал, как звали его мать – она так и осталась одной из сотен безымянных жертв болезней и чудовищ, пришедших из сердца пустыни. Все, что осталось от нее – тайное имя, которое она, вроде как, успела дать своему нерожденному сыну перед тем, как лихорадка выпила последние ее силы.
Первые годы жизни Неферкары смысла описывать нет. Увезенный из преданного огню селения вместе с немногочисленными выжившими беженцами, сейчас он не может вспомнить, как именно ему удалось пережить те годы. Кажется, его выкормила какая-то женщина, лишившаяся всей семьи… а, может, все было и не так – кто знает. Сам он не слишком старается возвращаться в памяти к тем моментам.
Одни из первых осознанных воспоминаний Семерхета касаются того времени, когда он прибился к странствующему жрецу Анубиса, щедро тратящему свои силы на уничтожение постепенно угасающей заразы. Этот человек обладал не слишком высоким рангом в храме шакалоголового бога, однако таланты его были велики, и он обладал настоящей, даже не дарованной наследием предков силой, позволявшей ему исцелять болезни одним прикосновением. Мальчишка долго странствовал вместе с ним, учась смешивать между собой различные вещества, что вместе образовывали лекарства, учился добывать необходимые травы и реагенты, узнавал о признаках различных хворей и недугов… сейчас жрецу-аватару кажется, что тому мужчине было просто скучно бродить по засыпанным песком дорогам одному, и таким нехитрым способом он избавлялся от неизбежно накатывающей ночами в пустыне тоски – но тогда такие мысли его даже не посещали.
Впрочем, сила того жреца оказалась конечной – и, в один момент, болезнь, вместо того, чтобы исчезнуть, перекинулась на самого целителя, сжигая его даже не за дни, а за считанные часы. Забросав песком оставшийся от его «учителя» иссушенный скелет, Неферкара взял его немногочисленные вещи, - старый посох да сумку с лекарствами, - пошел по дороге на запад, где, как рассказывал старый жрец, находился главный храм Анубиса.
Нет особого смысла рассказывать о том, что происходило с еще совсем юным, одиннадцатилетним мальчишкой пути – ничего особенно важного для истории или хотя бы занимательного там не было, да и восстановить информацию о том времени в его жизни практически не предоставляется возможным.
Снова нить его жизни становится явной, когда он приходит к главному храму Анубиса. Для него, с полученными знаниями, не стало большой проблемой стать послушником – и следующие годы он провел в непрерывном обучении, чтении древних фолиантов и медитациях, что позволяли ему лучше понять суть пути проводника душ.
Он показывал себя талантливым учеником, уже в шестнадцать лет прошел первые модификации: на его ладони были нанесены управляющие контуры электу, что позволяли ему приступить к изучению первого круга таинств Дуата, а в грудную клетку, под сердце, был вживлен небольшой дополнительный механизм, что начал постепенно изменять его биоритмы, основной состав крови и прочие параметры организма, что были необходимы для того, чтобы дать человеку возможность взаимодействовать с чистыми энергиями смерти.
Впрочем, наступил момент, когда его обучение чуть не оборвалось. Очередная массированная атака пустнных тварей на юге – и юный, перспективный жрец бросает обучение, уходя вместе с миссией жрецов к месту прорыва, исцеляя нуждающихся и неся смерть демонам только-только полученным им боевым посохом-жезлом, знаком жреца, посвященного в таинства Второго Круга Дуата.
Тогда он чуть не погиб – хитиновые лезвия демона-скарабея рассекли его тело, лишь чудом не достигнув сердца. Но, даже с такими ранами, он продолжал сражаться – оказавшись на пороге смерти, он ощутил перед собой почти бесконечный источник некроэнергии, и, пропустив ее через свое умирающее тело, бросился обратно в бой, пылая бледным огнем, что искажал саму реальность вокруг, заставляя тварей из сердца пустыни разлагаться, осыпаться белым пеплом и прахом от мимолетных прикосновений его рук и оружия.
Той ночью твари волна за волной накатывали на позиции армии Ра-Хемта, но стоящий перед ними больше не живой, но еще не мертвый жрец раз за разом останавливал его, а слаженный огонь двух Предвестников Бури и двух сотен копий поддерживал его в этой битве. И лишь железная воля Неферкары позволила ему, когда время битвы прошло, погасить все сильнее разгоравшийся в нем огонь, через который энергия Дуата вытекала в мир живых, стремясь дотянуться до каждой яркой искорки жизни и погасить ее, добавляя к собственным огням.
Его израненное, опаленное тело, по неведомой причине остававшееся в какой-то мере живым, с почестями доставили обратно в Великий Храм Анубиса, где был созван совет верховных жрецов, что должен был решить его судьбу. Совершенно очевидно было, что Неферкара был отмечен силой их могущественного покровителя…
Некоторые считали, что его стоит попробовать спасти. Некоторые считали, что человек, даже лишь в теории способный подчинять себе такую силу, слишком опасен для храма и для людей в целом, чтобы позволить ему жить. Некоторые боялись, что возвышение юного жреца может повредить их собственному продвижению меж храмовыми чинами.
Но все же никто не осмелился своей рукой или руками своих слуг оборвать все еще теплившуюся в сожженном почти до костей теле жизнь.
Он был унесен в крипты глубоко под храмом, где те, чьи глаза никогда не видят света, чьи лица всегда скрыты масками из меди и холодного железа, одиннадцать недель восстанавливали и перестраивали его тело. Большая часть его органов была заменена на новые, выращенные специально для его нового тела, в его тело вводились бесчисленные смеси и реагенты, изменявшие его так, как было угодно скульпторам кости и плоти. В завершение процесса он был помещен в темнейшую из камер, что постепенно наполнялась самыми смертоносными из болезней и ядов, в то время, как через восстанавливающийся, умирающий и вновь восстанавливающийся организм текла чистая энергия жизни и смерти, смешанная в равной пропорции.
На первый день двенадцатой недели он вышел под свет серебряного диска луны. Его ониксово-черное, словно выплавленное из чистейшего вулканического стекла тело больше не было телом человека, ничто в его облике больше не напоминало о том юноше, что когда-то пришел в этот храм. Теперь он был живым отражением своего бога на земле, Анубисом Воплощенным, и сквозь его новые пальцы текла сила, которой он еще не мог в полной мере понять. Волей совета жрецов он переродился, он, больше не Семерхет – Неферкара Анубис, благословленный самим проводником душ, судьей живых и мертвых, прошедший один за другим круги Дуата и вернувшийся обратно в мир живых.
8. Способности.
•    физические параметры, навыки и умения:
В физическом плане Неферкара являет практически уникальное существо, - подобными ему можно назвать только иные воплощения богов, - со своими, уже мало соотносящимися с человеческими способностями и возможностями. Примерно впятеро сильнее, быстрее и ловчее простого смертного, жрец проводника душ обладает целым спектром физических модификаций, отличающих его от обычного человека, о части которых не подозревает даже он сам.
•    магические способности:
Потенциально обладает высоким потенциалом к подчинению и направлению некротической энергии, извлечению ее из-за врат Дуата.
9. Имущество:
Оно есть. Наверное.
Игрок
10. Контакты.

+1

2

С возвращением домой, жрец)

0


Вы здесь » Эриас » Регистрация » Неферкара - белое пламя