Эриас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эриас » Основные сюжеты » А зори здесь тихие... (с.)


А зори здесь тихие... (с.)

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время: С 3 апреля. Часы перед рассветом.
Место: Таоне, Дивед
Участники: Все желающие
Событие:
"Но слышу мчащих всё быстрей
Крылатых времени коней..."
Люди готовятся сделать выбор. Выбор непростой, выбор, во многом, определяющий судьбу славного населения Таоне.
Но пока дела творятся странные - даже варвары попритихли, словно бы почувствовали какую-то опасность, что грозит извне. Более того, они бегут, словно крысы из корабля. К слову, было бы неплохо поймать парочку из них и узнать, чем они так напуганы. Уж не проснувшаяся по весне нечисть их напугала?

0

2

Звучно, жирно чавкала под ногами грязь. Апрель. Тепла долгожданная весна не принесла, принесла лишь холодные, похожие на осенние, дожди. Принесла расплывшиеся в коричневую жижу дороги, от одного путешествия по которым обувь портилась безвозвратно.
А обувь нынче дорогая...
Хлюп-хлюп... Кап-кап...
Тяжело ступал мужчина, бредя один в ночи. С надвинутого капюшона на лицо стекала дождевая вода, задорно падая на нос, растекаясь по щекам. Убийца бесился от бессилия в этой ситуации. Ему осточертела постоянная промозглость, надоело брести без дела. А вероятность того, что вот прямо сейчас он встретит внезапного заказчика или заблудшего человека, за возвращение домой которого ему от великого счастья сразу выдадут тугой кошель с золотом, как-то непонятно стремилась к нулю.
А жизнь то нынче дорогая стала. За крышу над головой и горячую еду тоже надо платить. А обогреться уже хотелось, хотелось стянуть прилипающую к коже одежду, сковавший коконом плащ.
Но вместо всего этого перед ним совершенно внезапно возникла новая преграда. Ручей, который уже несколько лет вот-вот грозился пересохнуть, совершенно бессовестно сейчас возомнил себя бурной рекой. Водные потоки с грохотом неслись куда-то вперёд, вспениваясь и унося с собой с берега всё, что только можно было.
Эвишел тупо уставился на тёмную воду, машинально стряхивая рукой с лица капли, которые долетали до него и повисали на недельной щетине. За рекой-ручьём тянулось унылое поле, а дальше вырисовывались тёмные силуэты сельских домов. Там была и крыша, было и вино, и мясо. Но это всё было там, а тут... А тут была река. Мужчина проклинал Ллира и его детей, властвовавших сейчас на земле.
- Чтоб ты пересох уже в этот год! - Мрачно выплюнул человек, примериваясь, где бы перейти в брод ручеёк...

0

3

Ручей оживал после зимней спячки, а келпи чувствовал себя вполне живым. Хотелось обернуться конем и резвится в апрельской жиже, нестись наперегонки с ветром и ручьем, в неизвестность. Но было нельзя – рядом было то самое селение, где водяной дух сейчас жил. Люди и так смотрели на странного соседа с подозрением, осуждали одинокие прогулки в лес, из которых, часто, тот приходил с пустыми руками. Но Авагдди было все равно. Люди, по его мнению, тоже были странными….
Сейчас же, опасаясь превращаться в коня, которого легко заметить, так что келпи скользнул потоком воды в бурный ручей, сливаясь с ним, купаясь в весенней воде, переговариваясь с потоком.
Человека он заметил не сразу, как-то больше в этот миг водяного духа привлекала родная стихия, чем человеческая суета, нарушающая гармонию. Его можно было бы и не заметить, играя с ручьем, если бы не проклятие в сторону родного дома. Келпи вскинулся, остановился, нарушая правильное течение ручья, отчего на поверхности воды образовался вихорь, затем немного успокоился и проплыл до омута.
Стоило путнику опустить взгляд на противоположенном берегу бурного ручья, как раз рядом со скрытым омутом возник человек. Его глаза зло сверкали – ведь то самое человеческое проклятие не сулило ничего хорошего – предстояло уйти от этого ручья к новому, чтобы избежать смерти вместе со смертью ручья…
– Здравствую, путник, – негромко окликнул Авагдди промокшего человека. Сам келпи с места не сдвинулся, а река в том месте, где он стоял, стала чуть спокойнее, выполняя просьбу друга «спрятаться».

0

4

"Сухой... Сухой, мать вашу! Но как?"
Путник обернулся на звук голоса и уставился на незнакомца. Первое и главное, что поразило Эвишела, так это совершенно не вписывающийся в окружающуюся действительность облик человека. Среди всей этой мерзопакостной погоды, где сверху лил дождь, а под ногами чавкала жидкая грязь, явление абсолютно чистого и сухого мужчины выглядело странно, мягко говоря.
Наёмник прожигал тяжёлым взглядом темноволосого, старательно скрывая испуг - ни к чему хорошему такие странности обычно не ведут. Вряд ли он тот самый богатенький наниматель, который стоит тут и ждёт его. Сухой... Сухой!
Эвишел ещё раз осмотрелся по сторонам, ожидая увидеть хоть какое-то объяснение. Объяснение не находилось.
- И тебе не хворать, - Мрачно отозвался мужчина.
Дождь продолжал лить, заставляя зябко ёжиться и проклинать всё на свете. Сапоги всё глубже уходили в грязь, словно бы земля собралась сожрать их, воспользовавшись моментом.
И всё равно сухой...
- Не лучшее ты время выбрал для прогулок, да и погодка не радует, - Наёмник разглядывал незнакомца. - Не видел ли ты где эту реку перейти лучше?

0

5

Келпи улыбнулся, на его взгляд, дружелюбно. Но, вряд ли нормальный человек мог бы называть эту ухмылку дружелюбной. Глаза зло сверкали, обида за родную стихию была настолько велика, что Авагдди забыл о том, что человеческие существа под дождем мокнут. Вода, как родная стихия, проходила как-то немного мимо, оставляя одежду и волосы своего друга сухими. А человек явно был напуган, но пытался этого не показывать. Потоки-ручейки смеясь поведали водяному коню об этом. В этот миг келпи и задумался о том, что не так, а затем мысленно обратился к потокам воды с небес, чтобы они перестали щадить его оболочку. Волосы и одежда почти моментально намокли. Мужчина сделал шаг вперед, затем еще один, затем споткнулся, падая в ручей у берега, где в самом деле было не глубоко. Рука ушла в водяную жижу по запястье, а Авагдди обратился к проклятой человеком на противоположенном берегу реке, прося помочь в небольшой пакости, которая, к несчастью живого может стать смертельной, подобно проклятью этого путника. Келпи аккуратно поднялся, посмотрел на реку, затем на человека на той стороне, затем на реку.
– Раньше здесь был брод, – спокойно пояснил келпи. В самом деле, когда-то давно здесь был брод, пока одно из наводнений не унесло с собой ту глыбу, что некогда служила опорой путникам. – Как раз от той коряги, – Авагдди кивнул в сторону коряги, что была чуть левее путника, – до этого поваленного дерева, – на этот раз сам водяной дух облокотился на ветку дерева у себя за спиной.
Затем, как будто бы прощупывая дно, келпи сделал шаг вперед, небольшой и медленный. Река позволила своему другу углубиться по лодыжку, не пуская дальше, где было дно еще под пластом воды. Глубина за этим маленьким шагом была по колено человеку, но по лодыжку. Еще шаг – для келпи стало чуть глубже, человек бы провалился бы по пояс...

+1

6

Мужчина недоверчиво косился на незнакомца. Нет, он не был из робкого десятка, от встречи с подобными ему скорее другие могли бы струсить, но как-то нехорошо становилось мужчине, когда невесть откуда среди ночи у бурной реки появился человек... вроде бы человек.
"Совершенно сух... Хотя... Но только что был же абсолютно сухой! Что за дела такие?.."
Словно бы прочитав мысли Эвишела о том, что нормальный человек в такую погоду не будет выглядеть так, словно бы он стоит у камина рядом с дружелюбным пламенем и потягивает подогретое вино, незнакомец резко намок. Внезапно так, совершенно внезапно. В один момент взял и намок, словно бы его только что окатили из ведра. Промежуточной стадии мужчина не заметил.
Смотрел незнакомец недобро, улыбался как-то нехорошо, так нехорошо, что мурашки по спине пробежали. Эвишел прищурился, внимательно наблюдая за всеми действиями черноволосого, готовый в любой момент схватиться за оружие, если только его обычное оружие возьмёт.
"Упал..."
С искренним удивлением отметил мужчина, стараясь сквозь темноту разглядеть, обо что тот споткнулся и не потонул ли часом в обезумевшей реке. Но нет, встал, оперся на ветку. Наёмник внимательно посмотрел - ноги незнакомца уходили неглубоко под воду. Глядишь и вправду брод.
- Брод говоришь? - Эвишел медленно подошёл к указанной коряге, примериваясь, размышляя, а стоит ли слушать странного незнакомца. - Что же, посмотрим...
Дождь продолжал уныло барабанить по плащу, который уже давно не защищал от влаги. В сущности, разницы уже особой не было, идти под дождём или вплавь переправляться на другую сторону - и так и так уже мокрый с ног до головы.
Где-то за спиной келпи образовалась странная воронка, неспешно направлявшаяся к беседующим. Словом, увидеть её было сложно обоим мужчинам, да и "воронка" на глаза попадаться не желала.
Эвишел сделал шаг вперёд - пока всё было пристойно, пока было неглубоко.

0

7

Авагдди сделал еще шаг вперед, чуть покачнулся, как это бы сделал человек, если бы под его ногой поехал песок, затем "шлепнулся в воду". Река подхватила водяного духа, не давая показать свою истинную глубину, испачкался конь знатно, но вот только не показал дно, да и погрузился в воду не глубоко – даже до колена не дошла бы вода, если мерить на глазок. Затем опять, вроде ругаясь – так, как это делал некогда старый мельник, начал подниматься и опять приближаться к человеку. А путник шел на встречу, что не могло не радовать. С трудом сдерживая желание плотоядно облизнуться, Авагдди продолжил медленно двигаться к проклявшему реку. Еще пара шагов и потоки-ручейки перестали поддерживать друга – в самом деле стало не глубоко, омут, то место, где некогда лежала пропавшая каменная глыба, закончился. Теперь келпи в самом деле ступал по бывшему броду. В его глазах сверкал азарт и предвкушение скорого пира. Наконец расстояние между ними – водяным духом и путником – стало минимальным. Келпи, спрятав все предвкушение, постарался дружелюбно улыбнуться и протянул руку мужчине с другого берега, предлагая свою помощь. При этом Авагдди был готов в любое время перекинуться в коня, вцепиться в этого человека, посмевшего оскорбить ручей, клыками, силой тащить его к омуту, смывая проклятие с реки кровью проклявшего. Если человек дернется, если только попробует бежать, теперь келпи обернется без всякого сожаления, не боясь никого. Он собрался уходить после того проклятия, но попытаться спасти реку, что была его другом в последние три года, он был обязан. Ручейки под ногами смеялись в предвкушении, их небесные братья вторили им.
– Идем же, – как можно спокойнее и дружелюбнее проговорил келпи, стараясь не дать голосу выдать предвкушение. – Идем, я помогу.

Отредактировано Авагдди (2013-05-18 21:45:21)

+1

8

Эвишел наблюдал. Внезапный ночной незнакомец прямо таки жаждал помочь ему переправиться на другой берег. А ведь на другом берегу деревня, за пару монет в местной таверне, которая вряд ли окажется чем-то приличным, ему дадут комнатушку, в которой можно выспаться, там будет тепло, можно будет высохнуть, дадут и какую-нибудь простую, но от того не менее желанную похлёбку. И всё это было так легко достижимо, стоит только перебраться на другой берег...
"Опять упал... Что же это он падает вечно? В грязи уже так измазался, что поди всего отмывать надо..."
Выражение лица незнакомца только как-то настораживало. Нет-нет да и казалось Эвишелу, что недобро на него посматривают эти глаза, как-то слишком заинтересованно, хотя и говорил, вроде, дружелюбно. Чудеса да и только. И всё ещё из головы не шло, откуда этот темноволосый взялся среди ночи, взялся абсолютно сухой, почему потом так внезапно промок, да и с чем связано столь активное желание ему помочь, что аж сам в воду полез, с того берега на этот перешёл? Странно всё это выглядело.
- Спасибо, мил человек, да я пока сам попробую, - Мужчина косился на незнакомца, всё ещё размышляя, надо оно ему или можно подождать, и дождь не так и мешает.
Дождь, к слову, продолжал идти ровно, не ослабевая, но и не усиливая, с завидным унылым постоянством барабаня по воде, стекая ручейками по промокшей одежде, по лицу.
К переправе Эвишел готовился серьёзно, чуть отступив от ручья, перекладывая оружие, которое до этого висело у пояса, скрываемое хоть слабой защитой плаща. Теперь же могло статься, что на прежнем месте оно будет барахтаться в воде. Этого не хотелось, поэтому короткий, но добротный меч перекочевал в руку. Так оно надёжнее, рассудил для себя мужчина.
Тяжело вздохнув, усмехнувшись своим мыслям, что если повезёт, то скоро уже он забудет об этой бесконечной воде над головой и под ногами, он сделал первый шаг в разбушевавшуюся реку.
Водица нонче была холодная.
Шаг назад.
- Что-то больно вода холодная... - Эвишел отступил обратно на берег, уныло разглядывая размокший сапог.

Отредактировано Эвишел (2013-05-19 00:27:43)

0

9

Вдали громыхнуло, сильнее и сильнее. Гроза. Келпи чуть насторожился. Будь он в форме коня, то повел бы ушами и фыркнул. Эти отзвуки напоминали топот дикой охоты, в такое время хотелось рвануться к ним, присоединиться. Но нельзя – не для водных духов эта охота, и не для людей, хотя люди там – прекрасная пища. Но пока Авагдди стоял, протянув руку к человеку, и дружелюбно улыбался. Человек переместил меч. Старые духи говорили, что не каждая такая железяка может причинить вред духам, далеко не каждая. Но были и те, что причиняли. Не хотел бы келпи с ними встретиться. Пока его человеческая форма была привлекательной, не известно, что будет после встречи с причиняющим вред железом...
А человек, что вначале пошел, вдруг отшатнулся и вернулся. Келпи хмыкнул, по человечески хмыкнул, а затем ответил.
– Что же ты, мил человек, речушки испугался, которую только что хаял? Не глубока речушка – мельница совсем силы ее подточила, разве что вот весной и осенью силы она набирает, чтобы дать жизнь окрестным деревням. Не ладно это, ой не ладно...
Келпи осуждающе покачал головой, затем рванулся вперед, перетекая из одной формы в другую – не силен был водяной дух как человек, против железа сил у него не было, да и оружия он не жаловал, а вот острые зубы коня сомкнулись, пробивая кожу и часть мышц, на руке путника, что реку проклял. Руке той самой, в которую тот перед попыткой переправы меч вложил, железо оберегая. А вода смеялась, торжествовала, ручейки с упоением пили алую кровь человека, дождь сливался с ней, вторил и подгонял, журчал и слепил путника. Гроза гремела, но духи уже не могли отобрать законную добычу, духи чтили границы и грани. А Авагдди делал шаг за шагом по той тропе, по которой некогда шел сюда, ведя упирающегося путника в омуту, коль упадет тот, так потащит, по реке, силой, а ручьи-приятели помогут, подбодрят, подсобят, за собой потянут.

Отредактировано Авагдди (2013-05-19 14:31:09)

+1

10

Ночка тёмная, ночка ненастная. Не следует одинокому путнику ходить в подобный тёмный час, когда в его власти... Нет, когда он во власти всех, кто днём не часто осмеливается открыто заявить о своём существовании, пусть и присутствуют постоянно.
К монотонному дождю присоединилась гроза. Где-то прогремело, вспышка осветила двух мужчин, промокших, но смотрящих друг на друга совершенно по разному. Неприкрытый интерес читался во взгляде того, что так спокойно ходил по воде, но недоверие и некая доля страха, становящаяся с каждой минутой всё ярче, в глазах наёмника.
Не ходите, люди, в час ночной. Сидите дома, ведь не переступят порог духи без приглашения. Здесь же, в час, когда стихия властвует безраздельно, духи у себя дома принимают гостей. Гости далеко не всегда возвращаются. Многих так не дождались. Многих...
Да и Эвишелу следовало бы не блуждать по дорогам Диведа одному, пусть и с оружием. Осуждал за проклятье разлившейся по весне речушке незнакомец. Слушал, значит, слышал... Да вот только его было не видно и не слышно до того момента. Мужчина напрягся. Напрягся не без основания - секунда и вместо темноволосого незнакомца, постепенно теряющего черты, перетекающего в другую форму, появился конь.
- Келпи! - Да только уже взвыл от боли, когда острые зубы впились в руку.
Кровь потекла по руке ручьями, подхватываемая струями дождя, вплетаясь в пенящийся речной поток. Всплеск и меч погрузился в илистое дно.
Не ходите, люди добрые, ночами. Не для вас это время.
Упирался Эвишел, но куда ему до силы водного коня? Омут приближался, казалось...

- Довольно... - Мягкий безэмоциональный голос возвестил о наличии третьего участника данной пьесы. Там, где ещё недавно за корягой была простая воронка, о которой речка не посмела даже келпи рассказать, начала подниматься, растекаясь, принимая облик бесполого существа, струящегося водой. - Этой крови достаточно, чтобы снять проклятие с речки, - Вода клубилась рядом с духом, ластясь котёнком. - Оставь его, Авагдди.
Дух поднял руки, струящиеся водой, словно стараясь разделись сцепившихся человека и келпи.

+2

11

Келпи повел ушами, но остановился, не выпуская свою добычу из своих же зубов. Сладкая кровь уже оставила свое послевкусие, а река приняла жертву. Хотелось заупрямиться, дернуть мордой, сделать еще пару шагов и нырнуть в омут. Но друг-река ластилась к этому духу, не знакомому и имеющему силу и власть. Такие духи имели право преступать границы, нарушать равновесие. Водяной дух еще раз обиженно всхрапнул, а затем разжал клыки, позволяя руке незнакомца выскользнуть из пасти, плотоядно облизнулся, собирая языком остатки крови с лошадиных губ и клыков, затем лениво, будто нехотя махнул хвостом и опять  предстал в виде темноволосого мужчины. Потоки воды уже смыли с него грязь, а ручейки, будто бы извиняясь за предательство, держали его над водой. Молодой мужчина с интересом глянул на свою жертву, затем перевел почти обиженный мальчишеский взгляд на духа.
– Ведь он – моя добыча, он реку проклял? Проклял. Сам в реку вошел? Вошел, хоть не глубоко, но вошел! – Авагдди дернул головой, отбрасывая гриву мокрых волос почти лошадиным жестом назад, с глаз. – Я его за язык не тянул реку проклинать! И мне из-за него уйти придется! – последняя фраза вообще прозвучала по-детски обиженно. – Если бы он только мне своим проклятьем жизнь испортил... – задумчиво продолжил водяной дух. В этот раз тон не походил на тон обиженного ребенка. – Ведь коль река пересохнет, так не только я от нее уйти должен – люди тоже пострадают. И мельник, чья мельница встанет, и крестьяне, чей урожай погибнет из-за засухи. А сколько жизней унесет такая засуха? Голод и мор, ведь крестьяне не сразу сорвутся с насиженных мест, а лишь тогда, когда не останется никакой надежды, тогда уже поздно будет... – Авагдди тяжело вздохнул и не в тему продолжил. – А я вчера дитятям знахарки кораблики стругал, чтобы им забава была – флотилию вниз по реке к морю спускать... Один из них, коль детство переживет, великим знахарем вырастет...
Келпи тяжело на путника глянул и продолжил после небольшой паузы.
– Но коль нужен он вам – отступлю, но бежать попробует – в омут утащу!
Авагдди по мальчишечьи зло ухмыльнулся и отступил чуть сброда, двигаясь аккуратно обошел свою неудавшуюся жертву по глубине и встал у того за спиной, отрезая путь на мелководье и на иной берег реки.

+1

12

Авагдди
- Тиш-ше... - Прожурчал голос. - Теперь это не твоя еда, келпи.
Объяснять, кажется, дух не собирался. Прозрачный, полностью состоящий из отдельных струек воды, то распадающихся на ручейки, то вновь стекающихся в единый образ.
Существо равнодушно осматривало обиженного келпи - не он первый, не он последний. Перешёптывались струи воды, всё таки добегая до Авагдди, шепча ему о том, что его посетил один из сыновей Ллира. Шепча заговорщески, старательно укрываясь за спиной, как нашкодившие дети.
- Не пересохнет река... - Голос почти беззвучный. Казалось, что слова сами возникают в головах келпи и человека. - Кровь уже попала в реку. Поплывут твои флотилии. Не о том сейчас речь, даже если бы им всем пришлось переселиться...
Келпи - они как дети. Их надо уговорить, другую игрушку вместо отобранной подсунуть. Что поделать, если сейчас силы решили поиграть в другую  игру, и именно этот келпи попал в нужное время в нужный момент. Или в ненужное время в ненужный момент - это как посмотреть. Водный дух придвинулся к загнанным к коряге мужчинам. Бесполое лицо оказалось на одном уровне с обоими ночными героями, забурлила вода там, где могли бы быть ноги духа, если бы они существовали. Вода послушно вернула из ила оружие смертного.
- Забирай свою железку, ей не ме-есто тут, - Струя воды придвинула оружие к кровоточащей руке Эвишела. - А тебе и так предстоит путешествие...
Вода зажурчала, казалось, что дух смеётся, хотя кто его там разберёт...
- Будет тебе по пути много еды, разной... - Келпи как ребёнок -  его уговорить надо. - Вам придётся как-то поладить между собой, задание для вас есть...
Дух замолчал, ожидая, когда слушатели проявят признаки внимания.

Арберт. Крепость Манавидана
Весна выдалась холодная и сырая. Зелени до сих пор не было, зато грязи - на любой вкус. Солнечный бог так и отказывался явить свой прекрасный лик смертным, оставляя их на попечение бога водного, а уж тот вниманием никого не обходил. Мокли люди в сёлах, мокли варвары, мокли и крепости.
Тускло освещавшие коридоры факелы не рассеивали ощущения мрачности и сырости, напротив, ещё больше угнетая. Знавал Арберт лучшие времена, знавал и лучшую погоду. Сейчас же находиться где-то, где нет в непосредственной близости горящего в камине огня, казалось совершенным безумием. Не спасали даже шкуры от ощущения вездесущей сырости.
Спокойная, вроде бы, весна, относительно затихли варвары... Хотя нет, затихли они совершенно, словно бы и не было их никогда. Впору было уже беспокоиться, с чего бы это они изменили своему привычному образу жизни и отказались от регулярных набегов на сёла?
Переговаривались о том слуги, тихо переговаривались, вполголоса, боясь накликать беду. Боялись, не последует ли за подобным затишьем чего похуже да пострашнее?
Где-то далеко гремела гроза. Тёмная ночь, смутная ночь, в такую людям лучше не выходить за порог дома.

0

13

Авагдди фыркнул, скорее как конь, а как не человек. Впрочем, келпи был явно заинтересован. Путешествие, со смертным. Так даже забавнее, только бы смертный не сбежал... А сын Ллира говорил, уговаривал, подкупал. Сын Ллира тоже был интересен. А ручейки боялись, как дети малые прятались. Келпи тепло им улыбнулся. Уходить теперь, когда проклятия больше не существовало, было жалко... Но и интересно, хотя этот брод был местом пригожим, но дальше ждало неизведанное. Водяной дух думал. Надо было принять меры и поговорить со смертным, поговорить так, чтобы договориться и Ллира удовлетворить... Задачка. Келпи склонил голову влево, затем вправо, рассматривая смертного.
– Если ты в меня железякой не тыкаешь, ни этой, ни какой иной, никому не говоришь о том, что я – водяной дух, на спину кататься не лезешь, то я с тобой пойду, раз Ллир приказывает. Но если ты приказ Ллира нарушишь, к цели не пойдешь, – Авагдди замолчал, думая, – хоть кружными путями, людям ведомым, хоть обманом аль хитростью, то омутов везде много – коль на работу Ллира согласишься, не отстану, пока не выполнишь, – затем келпи осмотрел смертного с головы до ног. – Сегодня у меня в доме человеческом переночевать можем – печь натоплена, дров достаточно, да и целебные припарки я сделать смогу. А в пути я пригожусь – и с лекарским делом знаком – у знахарок да лекарей многих учился понемногу, и со столярным – по дереву резать немного умею, не раз брали на корабли плавать – иных духов, что по слабее, отведу, с равными сражусь, своих в обиду не дам...
Река рассмеялась, ручейки вторили ей, келпи – в самом деле дети малые, им игрушку покажи, они за игрушкой и побегут.
– Хотя у меня еще условие есть, да сына Ллира выслушать надобно, что за задание хоть, сложное?
Келпи обернулся к серебряному духу, с интересом поглядывая на него. В глазах Авагдди плясали искорки озорства. Про смертного с железной игрушкой и раненой рукой он почти забыл.

0

14

Вот уж никогда не поймёшь, где найдёшь, а где потеряешь...
Диковинная ночь. В такую людям ходить нельзя, а коли осмелился - так пожинай плоды своего безрассудства.
Эвишел тяжело дышал, всё ещё отходя, да что уж там, с трудом приходя в себя от встречи с голодным келпи, который уже успел перекинуться обратно в человека.
Рука болела знатно, келпи не особенно то нежничал со своим не сложившимся ужином. Кровь, смываемая дождём, продолжала стекать в речку, резвящуюся у ног.
Не сказать, что появившийся водный дух сильно обрадовал мужчину. Нет, обрадовал конечно, но чего ожидать от него, судя по всему куда более могущественного, чем новый знакомец, было совершенно непонятно. Второй дух даже толком не принимал человеческий облик, конструируя себе некое его подобие из водяных струй. Внешность его постоянно менялась, не застывая ни на мгновение, перетекая из одной в другую.
- Да не буду я тебя мечом тыкать, - Человек мрачно усмехнулся, разглядывая возвращённую "железяку". Эвишел тяжело вздохнул, ощущая, как с воздухом в лёгкие попадает и дождевая вода. - Чего хочешь то? - Рад не рад заданию, а всё лучше, чем закончить жизнь в желудке келпи. - Так, да прежде скажи мне, что со мной будет, когда выполним мы задание?
Возвращаться в роль ужина для водного коня не хотелось, подобное оговорить бы следовало сразу, а то кто этих духов знает, ещё выяснится, что так и так в брюхе келпи закончит жить.
Зашелестел струями сын Ллира, засмеялся, переливаясь ручейками, не спешил с ответом.
- Вы доживите сначала... - Пропал под водой, вновь возникая совсем рядом с внезапными напарниками. - Дорога ваша лежит в сердце Диведа, в замок Арберт. Как вы туда попадёте, уж сами решите, - Снова засмеялся. - Задача ваша просто дойти... - Ой подвох где-то тут был. Разве ж так сложно до замка дойти? - Да запомнить всё, что в пути увидите или услышите.
Смеялся водный дух, чему-то радовался...

0

15

В ту ночь на улице царствовала непроглядная тьма. Тучи скрыли все возможные светила, жуткий и холодный дождь дополнял своими танцами весь этот мрачный спектакль, что даже свет огней мерк пред толстым слоем темноты. От всего этого, где-то там, в глубине души, возникала ужасная пустота, которая дергала самые жалобные струны.
Если вспомнить, то в королевстве Диведа уже давно не было улыбок на лицах людей. Весь мир, казалось, погрузился в какую-то темную бездну. Бездну, где было тихо, но так тревожно. И эту тревогу чувствовало каждое живое существо. И даже собаки, кони, птицы, все. Все вели себя не так, как раньше. Что-то приближалось.
Никогда еще не заканчивалось добром то, что чувствовали даже слабые умы. А сегодня было именно таким. Тьму чуял каждый и ожидал, какие же дары эта тьма принесет.

От холодных капель проливного дождя не спасали даже толстые стены крепости Арберт. Каждый, кто там находился, казалось, чуял прикосновение воды к крепости, как к своему телу. Было слышно, что служанки, которые не могли заснуть, постоянно неразборчиво проклинали погоду, как только был слышен гром. Впрочем, мало кто спал в селении этой ночью.
Это доказывали достаточно частые огни в домах, что виднелись даже из-за толстого слоя дождя. Казалось, что огонь не приносил ни тепла, ни даже того же света. Ведь факелы в покоях короля, что были буквально в метре от него самого, не грели, а свет был до того мрачным, что, казалось, потуши ты их - ничего не измениться.
"Почему они не спят?" Король стоял у окна и придавал все силы тому, чтобы рассмотреть что-то за густым занавесом. "Их тоже что-то тревожит?" Он как-то нервно перебирался с ноги на ногу, хотя это было инстинктивно. Наверное, это то тяжелое чувство, что было сейчас в каждом сердце, заставляло вести себя встревожено. На самом деле же сейчас король был спокоен. "Не к добру все это. Чувство, что боги предупреждают нас о чем-то. Вот только знать бы, чего ждать".
На секунду голова Манавидана обернулась немного в сторону кровати. Он краем глаза посмотрел на свою жену, а потому сразу же вернул взгляд в непроглядную тьму. Голос его был тихим и уставшим. - Ронвен, милая моя. Я не часто говорю с тобой об этом, - на секунду он замолчал и потер глаза, - но, может ты видела что-то?
На минуту потом он опять замолчал, все так же не переставая глядеть в окно, а потом решил добить то, что и так было ясно. Но уж очень оно хотело вырваться изнутри. - Слишком плохое у меня предчувствие. Что-то случится.

+1

16

Будь у келпи в человеческом обличии хвост, то он бы наверняка завилял им от радости. Их отправляют в замок, в настоящий замок – в одну из тех махин, которые до этого водяной дух обходил стороной. Но келпи сейчас выглядел как человек, поэтому он опять обернулся к человеку и более внимательно, оценивающе, как человек, покупающий молодую лошадь на ярмарке, осматривает покупку, еще раз оценивающе провел взглядом от воды до головы будущего попутчика. "Вкусный" – такая мысль промелькнула где-то на задворках сознания и пропала. "Полезный" – люди лучше знают жизнь людей, чем разные келпи. "Сойдет" – наконец решил водяной конь, оборачиваясь обратно к сыну Ллира.
– Я согласен, – немного лениво ответил Авагдди, – только я его не повезу. Дойдем, где-то доплывем... – келпи упрямо дернул головой. Затем уже задумчиво продолжил: – а что нам делать по прибытии? Ведь, не просто же нас в замок отправляете...
Водяной дух развернулся обратно к неудавшемуся ужину, еще раз посмотрел на меч, на самого путника.
– Эй, смертный, а ты что умеешь? Чем можешь пригодится, что тебя к имеющей право зова отправляют, у духа отбирая? Ведь к ней идем?
Затем выжидающе посмотрел на путника, чуть склонив голову влево. К неприятностям следовало готовиться заранее...

Отредактировано Авагдди (2013-05-20 20:11:18)

0

17

Журчал сын Ллира, переливался ручейками, забавлялся - экое диво, свести вместе смертного и келпи, причём за секунду до этого роли их были вполне себе распределены, а тут внезапный поворот событий. Такое духу нравилось, такое его развлекало, ведь так мало что могло его действительно удивить...
- Железякой тыкать умею, - Огрызнулся на нового напарника Эвишел. Впрочем, тут же и примирительно добавил, ведь топать им, похоже, придётся вместе, так что лучше не рисковать, что с исчезновением одного духа, второй вновь вцепится в его руку.  - Сражался я, кажется, весьма прилично. Посмотрим, чего там затеяли. Эй, дух! - Оторвался от созерцания келпи, вернулся к нежданному нанимателю. - Правду келпи говорит. Что нам делать по прибытии? Зачем вообще всё это?
Переливался словами сын Ллира, перетекал, исчезал и вновь поднимался из воды.
- Вот и сла-авно. Вот и замечательно... - Иные слова растягивались, иные срывались, словно пена с бурунов. Ныряли слова в холодную воду. - Договоритесь между собой, я не сомневался. Замечательная пара... - Рассыпался пеной прямо перед носом у двух мужчин, обдав обоих брызгами, возник между ними, заговорщески шепча. - К ней, к Ронвен, да и не только к ней. А провидице привезите подарок. Привезите ей то, что в пути добудете. А остальное... можешь съесть, - Рассыпался перед келпи.
- Ну и дела... - Эвишел всей пятернёй поскрёб затылок, поморщился от сводившей руку боли. - Что-нибудь понял? Вы таки должны друг друга лучше понимать, чем смертный духа?

0

18

Келпи и не думал обижаться, ведь для него возможность пойти в замок была подарком. Не решился бы он сам войти в каменную громадину без текучей воды. А тут и Ллир послал, и проводника дал – благодать. Водяной дух чуть осуждающе посмотрел на человека, что резко отоветил.
– Что железякой махать умеешь – это славно, но нам еще руку тебе лечить, чтобы железякой ты дальше махать мог. Ил да река – опасными могут быть…
А сын Ллира решил, что миссия его выполнена, подразлил напоследок, парой чудесной назвав, и исчез, пояснив лишь одно – вместе не только дойти надо, но и подарок раздобыть. Келпи поморщился и зевнул. Хотелось присоединиться к реке и опять журчать, но смертного одного оставлять было нельзя – сбежит еще.
– Духи тоже разные. Понять мы друг друга можем только в желаниях, не более. Полагаю и смертные тоже на это способны, – келпи сделал шаг к берегу деревни. – А понять что надо было? Идем мы к имеющей право зова – каждый дух служить ей обязан, клятвой древней связанный. По пути встретим разбойников аль путников странных, полагаю, их почувствую я. А дальше, дальше просто – добыть это что-то у них сможешь ты, скорее всего убив их – иначе пира бы мне не обещали бы. Возможно, людской амулет, возможно, спутника нам эта встреча прибавит. Не духа – человека, за духом бы духа послали бы… А дальше дойти. Только, я сам далеко от рек никогда не заходил, тебе часть пути прокладывать придется…
Келпи прошел своего собеседника, затем шагнул на то место, где омут был и призадумался.
– Только тебе, мил человек, омут миновать придется. Здесь в самом деле некогда брод был, да не стало его весен пять назад – камень вымыло, – водяной дух махнул рукой куда-то вниз по течению, где темнел черный силуэт большого камня. – Наводнение тогда жуткое было, я как раз сюда и пришел. Теперь здесь глубоко. Придется тебе чуть влево на пару шагов сойти, там глубже чем тебе сейчас, но-таки не омут. Если вдруг что помогу удержаться, – дружелюбно продолжил келпи. – Затем ко мне пойдем – рану обработаем, согреемся да поедим. Похлебка у меня еще осталась, да староста в плату за игрушки малым мне трех уток отдал – я их пока не жарил.
Протягивая руку для подстраховки, чтобы поток не смыл его нового знакомца, келпи еще раз подумал, не упустил ли он что.
– Если тебя спросят, откуда раны, говори, что с волком встретился – лютует здесь стая. Для всех ты – кузен мой. Я еще сюда вернуться собираюсь, не порть мне место насиженное. Кстати, кличут меня здесь Авагдди, а некоторые моряки – Аллтриалф. А тебе как?

+1

19

В ответ на упоминание, что до махания железякой ещё бы руку вылечить следовало, путник добродушно усмехнулся. Руку вылечить надо, так то оно так, да только махать мечом он мог и другой рукой. Особенность редкая, но в профессии крайне полезная, даже жизнь спасающая, ибо мало кто мог ждать подобного подвоха от простого наёмника. Впрочем, это не мешало задаче руку вылечить.
- Руку и правда подлечить стоит, - Согласился Эвишел. - С двумя целыми руками жить мне будет удобнее.
Толкование келпи задания водного духа слушал внимательно, обдумывал. Интересно, в конце концов, в какие неприятности ты только что подрядился влезть. Так то говорил водный конь разумно, убедительно, но отчего-то казалось мужчине, что где-то тут ещё подвох. Вопрос с подарком, которые они добыть до прихода в Арберт вообще его мучил. Кто его знает, что именно надо привести или принести, а вдруг ошибутся? Тогда что будет? Всё было весьма туманно и непонятно. Мужчина хмурился - тяжело выполнять поручение, которое так пространно сформулировано. Непривычно. Но ничего не попишешь уже, уже подрядились на эту работу, а дух уже пропал, допросить попробовать заново не выйдет. Дёрнула же вот его нелёгкая двинуться до этой деревни в ночь...
Однако мокро. Всё равно мокро, холодно, да и стоял он до сих пор в воде.
- Что же, давай попробуем перейти твою подругу-речку, - В этот раз протянутую руку принял - так и надёжнее было, ибо келпи точно знал, где река глубже, а где человеку пройти можно, да и обижать его не хотелось, раз на мирный лад уже оба настроились. - Эвишел меня зовут. Что ж, Авагдди, знакомы будем.
"Ну вот, теперь детям, коль до того времени доживу, рассказать точно будет что - побыл кузеном для келпи. Кто ещё таким похвастаться может?"
Усмехнулся, шагнул в том направлении, куда указал Авагдди, вода тут же поднялась до груди.

0

20

Келпи чуть напрягся, когда Эвишел переходи через глубокую часть реки – течение было сильным, снести могло, а человек, пусть и направленный на задание сыном Ллира другом реки не был. Но обошлось, поток не усилился. Вода сначала поднялась чуть выше, а через пару шагов отступила. Район омута и углубление были пройдены. Авагдди сам шел дальше по воде, а затем помог своему будущему попутчику выбраться из жижи возле берега, не запачкав руку. Многие его знакомые повторяли всегда, что для людских ран страшнее всего грязь.
Затем уже более уверенно двое мужчин зашагали по дороге к дому, что на отшибе деревни стоял, чуть левее был расположен домишко травницы, а остальные дома и домики кучковались чуть в отдалении. Окна дома, к которому келпи шел уверенными шагами, были темны – лучины тот не оставлял, наученный тяжким опытом, раз пережив пожар, когда дом вспыхнул во время его прогулки от забытой лучины. Дверь отворилась легко, встречая путником теплом, почти жаром. Авагдди уверенно подошел к столу, который был чуть различим в потемках, чиркнул кремнем и выбил искру, которая тут же перекинулась на подставленную лучину. Огонек весело разогнал темноту, открывая небольшой обзор. Это, конечно, не свет факела или не дневной свет, но общая картина была вполне видна. Очертания стола, лавки, сундука в углу, камина, в котором теплились угли. Авагдди уверенно подошел к поленнице, взял пару полен, и подкинул их в камин. После чего опять вышел на улицу с котелком, откуда принес воды, которую предстояло вскипятить, чтобы сделать воду для промывания ран. На гостя все это время келпи не обращал внимания, так, по крайней мере, казалось. Но, поставив воду на огонь, водяной дух достал из сундука запасные вещи и кинул их Эвишелу.
– Тут штаны, кое-что из исподнего, теплая рубашка, – пояснил келпи. – Сухие, вроде должны быть в пору – мы роста почти одинакового. Рубаху пока не надевай – тут тепло и нам еще твою рану обрабатывать, а если что-то снимать и одевать постоянно, то руку можно повредить еще больше. Так Майра говорила – моя первая наставница-лекарка.
После этой тирады водяной дух вернулся к иному занятию – нанизал уток на вертела и повесил их там же над огнем, так, чтобы жир не капал в кипятящуюся воду. Еще один котелок с похлебкой присоединился к собрату над огнем, а на стол вернулся хлеб, две ложки, да резные стаканы и плошки с вязью по бокам.

+2

21

Крепость Арберт.
Небо раскололось на две неравные половинки, расчертив чернильную тяжесть ветвистой линией. Тучи, тяжело рожая ливень, косой и холодный, злились раскатистым громом. Вода, казалось, заливала замок отовсюду, проникая в самые мелкие щели, вымывая с собой крошечные жизни, с трудом зацепившиеся за трещинки, в обилии рассекавшие могучие стены каменного гиганта. Как морщины, расползались они от центра, сердца, огибая редкие проплешины-окна, темные провалы дубовых дверей, огибая и вросшую в стену, а посему не срубленную, а разросшуюся, ольху, ведь это священное дерево, колдовское дерево. Оно бы могло и отомстить.
За год, за год и несколько недель, которые Ронвен провела здесь, она привыкла наблюдать за огромным деревом, раскинувшим свои заботливые руки, охватившие каменные бока замка. Ольха грустно наклоняла ветви в моменты затишья, перед тем, как варвары в очередной раз пытались напасть. Или другая печаль терзать могла думы короля, ольха всегда была ярким отражением, вестником нехороших времен. В любые другие часы она поднималась, стряхивала  груз злых мыслей, тянула ветви к северному солнцу.
Тьма в очередной раз узким кольцом сомкнулась на висках, терзая измученный разум тупой, ноющей болью, мешая, скручивая, жаля. Тьма заставила коротко вскрикнуть, выгнуться дугой, устало разомкнуть веки, хмуро щурясь на узкий оконный проем, скрашенный крепкой королевской фигурой.
Еще не было поздно, но, до того как сумерки окончательно поглотили промозглую черную землю, Ронвен отправилась в постель. В последние дни головные боли и общее недомогание стали совсем невыносимы, она держалась из совершенно подходящих к концу сил. А сегодня эти силы начали шуршать финальными песчинками в хрупких часах ее здоровья. Первый раз она позволила себе уйти так рано, показать слабость... И проснулась под пристальным взглядом Манавидана, хотя его здесь и не должно быть. Как же это было не вовремя.
- Я давно... - и собственный голос ей казался хриплым карканьем воронья, не иначе. Ласка быстро провела языком по пересохшим губам. - Я давно ничего не видела. И это меня пугает.
Тонкая рука на долю расстояния поднялась вверх, тут же опустившись вниз. Ее король занят другим, ее король итак многое видел в этой комнате сейчас, чего видеть не надо было. Но ей нужна поддержка, хотя бы тепло его руки на собственной... Но нет, это слишком, это чересчур. Она уже не маленькая, она должна быть сильной, никаких полутонов. Ведь ему самому нужна поддержка.
- Не волнуйся раньше времени, ты справишься, - Ронвен хотела добавить, что она рядом, но не стала. Он итак это знал. Не просто так же обратился к ней за видением, действительно спрашивая об этом слишком редко. Ее проклятие, ее дар.
Сгущалась тьма над строгими стенами замка, расчерченная ветвистой нитью молний.

+1

22

Крепость Арберт.

Во время паузы, которая должна была быть больной и томной, где-то недалеко ударила молния, не дав прочувствовать все напряжение. От света, что быстрым всплеском просочился сквозь окно, на мгновенье прищурились глаза короля, а потом, то ли уводя лицо по секундной воле от окна, а то ли при желании увидеть свою жену, он обернул голову в сторону кровати, где лежала слабая Ронвен.
Но даже увидев ее в таком состоянии, Манавидан не поспешил бросится к ней и переспросить, все ли в порядке. Да, конечно, она уже не в первый день такая. И не в том причина, что королю было не ловко, ведь перед кем, если в комнате никого кроме них нет? Он ее любил, и заметь в любую другую секунду, так хотя-бы обратил свое внимание. Но в том то и дело, сейчас он не заметил.
Причина в отдаленности от сего мира была ясна и проста. Наверное, эта проблема более накручена, чем реальна. Ведь ее, если разобраться, то и нет вовсе. Сплошные догадки и предчувствия. Но факт остается фактом. В этот вечер Манавидан полностью погряз в рассуждениях о том тяжелом чувстве, что тревожило его душу. До того погряз, что не замечал даже ясного.
Вернемся же к взору короля. Лишь секунду его глаза остановились на облике девушки, как бы слушая ее. Ведь только она закончила говорить фразу, как лицо опять обернулось к окну. "К добру ли это, а ли ко злу? Как это толковать нужно?" Тут лицо поднялось вверх, переведя взгляд с мокрых улиц куда-то далеко, прямо в серые тучи. А за переведенным взглядом последовал глубокий и тяжелый вздох, как-бы говорящий о всем напряжении короля. "Ведь отсутствие видений у провидицы объяснить труднее чем то, что она видит".
Теперь глупые и ненужные мысли, которые лишь усугубляли напряженное состояние короля, направились к толкованию видений. А точнее к их отсутствию. И возможно Манавидан так бы и стоял еще часами, да вот только нежданный голос прервал его. И хоть пауза между словами была недолгой, и хоть с другой стороны продолжение диалога было предсказуемо, да слишком сильно залез он в свои мысли.
Больной голос королевы прервал раздумья. На что Манавидан ответил быстрым и немного удивленным взглядом.
Последовали утешительные слова. Выражение лица медленно переросло с удивленного в какое-то отдаленное, и, наверно, разочарованное, а взгляд опять устремился к дождю. Следом шел ответ, какой-то такой же отдаленный и тихий, как и весь король в сей вечер. - Не мне волноваться, милая Ронвен. Не тот сейчас час, когда я должен волноваться о том, справлюсь ли я. А что еще хуже - не мне нужно справляться. - Глубокий вздох, - Что-то нехорошее я чувствую, как и впрочем ты, я уверен. Ни к чему доброму это никогда не приводило. - На мгновение король замолчал, что-то бормоча под нос, а после продолжил. - В последний раз... В последний раз у меня были те же чувства, когда умер мой отец. - Лицо на сантиметр обернулось в сторону Ронвен, немного открываясь ей, - наверное, именно из-за этого... Именно это виной моей тревоге.

+1

23

Дом Авагдди
Ночь продолжала царствовать на землях Диведа, дождь не собирался заканчиваться, зато закончилась река. Без помощи келпи Эвишел вряд ли бы одолел тот "хилый ручеёк", каким его наёмник видел раньше. Теперь это определение никак не вязалось с разбушевавшимся потоком воды.
Полностью мокрый, уставший и промёрзший он двигался в сторону заветных огней, о которых так мечтал до встречи с Авагдди. Складывалось всё, в общем-то, всё не так отвратительно, как могло быть. Не закончил жизнь в желудке водного коня сегодня, не утоп в реке - разве ж плохо?
По пути никто им не встретился. Так двое мужчин и брели по раскисшей земле. Мирные односельчане келпи сидели в домах, за надёжными стенами, не пропускавшими в дом воду. Даже местные собаки забились подальше, не подавая голоса и не проявляя к ним никакого интереса.
"Интересно, а вот вздумай я сейчас кого ограбить, среагировали бы?.."
Мысли текли медленно, как вода по лицу. Меч он кое как запихал в ножны онемевшими пальцами. Даже та рука, которая была ещё цела и не покусана келпи, слушалась плохо, пальцы не гнулись.
"Придётся ещё полночи убить на оружие, чтобы не заржавело..."
Не без горечи размышлял Эвишел, входя в дом Авагдди. Первые моменты он стоял с закрытыми глазами, наслаждаясь просто тем ощущением, что на него сверху больше ничего не льётся, а под ногами твёрдый деревянный пол. Впрочем, вода продолжала стекать с его одежды, образовывая лужицу под его ногами.
Зашипела лучина, освещая простое, но чистое жилище водного духа. Не желая заносить грязь дальше, в передней кое-как стащил разбухшие тяжёлые сапоги, измазанные в грязи, и направился к внутрь, оставляя за собой мокрые следы.
Хозяин из Авагдди был отменный - пусть и не болтал он особо, зато сразу же разжёг огонь. Стало ещё теплее, постепенно стало казаться, что есть шансы высохнуть и согреться. Впрочем, сохнуть промокшая одежда осталась одна. Келпи не замедлил достать и сухую одежду.
Наёмник уже с некоторой теплотой во взоре смотрел на товарища, переоблачаясь в чистое.
- Спасибо тебе,- С чувством и от чистого сердца поблагодарил мужчина, прислушиваясь к шкворчанию огня, в которой начинал стекать утиный жир.
- Отсюда до замка Арберт... - Сладко потянулся, но сразу же поморщился от боли - рука прокушенная не слушалась совсем. - Дня два пути, наверное, раз будем на своих двоих добираться.
А ещё следовало подумать, что они скажут по приходу в замок...

0

24

Келпи достал немного хмельного меда – кто-то из торговцев выменял одну из поделок хозяина дома на этот напиток. Сам пить его водяной дух не мог, а вот людям нравилась эта бурда, с точки зрения духа. Но гостю, после нервной встряски следовало налить что-нибудь, чтобы успокоить. Сам Авагдди присел у огня, ожидая, когда закипит первый малый котелок. На полке и крючках возле камина висели разные травы: кровоостанавливающий сушеный мох, связки полыни, медуницы, хвои, корни дудника, а так же заживляющие подорожник и зверобой. Небольшое богатство, духу не нужное, но людям полезное, не раз и не два эти сокровища позволяли прибиться к отрядам... Вот и сейчас пригодились. Вода закипала. Келпи повернул уток иной стороной, глянул на Эвишела, которые как раз переоделся.
– Повесь одежду к камину ближе, – ответил келпи на благодарность, – да сапоги перенеси в тот угол к кочерге – все лучше чем просто у входа валяться будут.
Затем ловко подхватил закипевший котелок, поставил на стол. Достал еще несколько плошечек, размельчил и размолол в одной полынь да хвою, во второй зверобой с подорожником, залил водой да настояться оставил.
– Поедим и раной займемся, – пояснил свои действия хозяин, заваривая в одном из стаканов ивовую кору. – А вот это сейчас выпить придется, хоть и горька ива, но полезна. Затем мелом хмельным запьешь. Похлебку тоже уже есть можно, а утки позже подоспеют.
Задумался серьезно Авагдди над словами Эвишела. Замок-то оказывается близко был, да не знал этого водяной дух.
– Близко, не ожидал. Кручусь здесь давно, да только по рекам... Значит два дня пути, а коль гружеными? Да и рука твоя за два дня восстановится? А так, у меня травы есть, кое-что из поделок резных да игрушек детских... На торг и ярмарку меня давно староста в замок посылает, да жинку, – келпи усмехнулся, – найти советует. Говорит, что негоже молодому да рукастому парню бобылем жить, – водяной дух поделился этими словами старосты с весельем, будто бы шутовскую балладу рассказывая. – Торговцами в замок попадем, да и внимания по дороге привлечем, вдруг нам подарок искать не придется – сам на товары клюнет?
Келпи еще подумал, снимая похлебку с огня и еще раз проворачивая вертела. Варево скворчало, пар свой отдавая и распространяя пряный аромат трав – шалфея да мелисы, которые давеча щедрой рукой всыпал Авагдди в свой обед. Хозяин споро разлил поздний ужин по тарелкам, подал одну гостю, вторую поставил перед собой. Затем опять встал да подбросил еще дров в камин, чтобы тот ярче горел, но с учетом того, что огонь не должен приближаться к готовящимся уткам.
– Ты же можешь на отбор воинов претендовать, а я – не боец, разве то право зова имеющая увидит меня, почувствует...

+2

25

Эвишел смотрел на действия келпи внимательно, а тот, похоже, полностью вошёл в роль ответственного радушного хозяина, да ещё и лекарским делом потихоньку занялся, начиная приготовление каких-то отваров да мазей. Спорить и лезть в то, в чём разбирался мужчина плохо, он не собирался, а вот советом перевесить одежду и сапоги перенести воспользовался. Как никак, а утром бы уже в путь двинуться, да ещё и не босиком. Это так дорога недолгая до Арберта, но кто знает, что по пути встретится, да где обходить придётся что-то из-за долгих дождей. Напрямую, как подозревал наёмник, пройти вряд ли выйдет.
Питьё чуть неуверенно взял, впрочем, неуверенность скорее была связана с неудобством, потому как левой рукой ему держать стакан. Кое-как приноровившись, стакан взял, осушил одним глотком, сморщившись от горького напитка. Оставалось лишь догадываться, для чего это потребовалось пить, но раз надо, то надо.
- Своеобразный вышел напиток из коры, - Эвишел прочистил горло, уселся за стол, готовясь к трапезе. А трапеза обещалась быть обильной - радушный келпи еды не пожалел для ужина. - Близко то близко, только не знаю, смущает меня тот рассказ сына Ллира про подарок, что мы должны в Арберт привезти. Пока его ещё найдём, да и после таких обильных дождей земля раскисла. Это ты по воде пройти можешь, а мне как-то несподручно мокрым всё время ходить. Так что может наше путешествие и чуть затянуться, кто ж его знает...
Не договорил. Стук в дверь отвлёк от ложки с похлёбкой, так старательно подносимой ко рту.
- Это кто ж к тебе мил друг в такой час в гости наведаться вздумал? - Целая рука потянулась к мечу, Эвишел прислушался, словно пытаясь определить, кого нелёгкая занесла в такой час. Где-то неподалёку, совсем неподалёку грохотала Дикая Охота.

0

26

Не бывает бывших королев. Королева - это статус пожизненный, если не посмертный. Умирать Ул пока не собиралась, так что вполне наслаждалась титулом королевы-матери Диведа. Впрочем, в последний год королевство обзавелось и второй королевой. Та молода, хороша собой - Ул который раз отмечала, как таял, в буквальном смысле, передней Манавидан. Королеву-мать это не устраивало, сына она видела несколько другим в своих мечтах. В её планы совсем не входил король, который так дрожит над женой, что похож на трепетную осинку становится. Её собственный покойный супруг хоть и не был правителем самостоятельным, но хотя бы внешне этого не выдавал. А если же умные люди проведают, что стоит Манавидана лишить Ронвен, как сила воли его будет сломлена, можно ждать беды.
Да и сама молодая королева не внушала Ул доверия - странная история с её изгнанием из родного королевства выглядела для женщины достаточно порочащей и тёмной. А мешать имя своего рода с чем-то сомнительным ей не хотелось. Впрочем, королева-мать пока могла лишь наблюдать, подыскивая веские аргументы, чтобы отправить белокурую Ронвен домой, если её ещё заберут обратно. На месте её отца она бы не стала такое делать. Ну да пусть сами там решают по прибытию.
Присматриваться можно было долго, всё было в молодой женщине хорошо, дар её для правителя тоже был полезен, с этим сложно было поспорить. Зато легко было заметить некоторую странность - будучи девицей молодой и здоровой, она должна была бы уже и понести. Год прожила под одной крышей с Манавиданом, а даже намёка на наследника не было. Ситуация непонятная... Подумывала и подложить под сына другую девку, но была слишком уверена в том, что дело не в нём, а в его жене, да и толку не было. Манавидан на других женщин смотреть отказывался. Оставалось без проверки просто поверить, что всё именно так, как хотелось старой королеве.

Сегодня было холодно. Сегодня было сыро. Облегчение приносил лишь жарко натопленный камин, без которого бы уже все покрылись плесенью вместе со стенами.
- Что там мой сын? - Вечерняя тишина королеве надоела, тишину нарушили вопросом к служанке.
- Они с королевой Ронвен удалились уже, Ваше Величество, - Девушка поклонилась, ожидая нового поручения.
- Рано они сегодня, рано... - Ул мерила комнату шагами. Решительно ей было скучно. - Ступай, скажи, что я хочу его видеть. Ещё слишком ранний час для отхода ко сну.- Усмехнулась. - Да и жену пусть свою приведёт, если королева пожелает выйти к матери.
Девушка поклонилась, побежав выполнять указание госпожи. Ул опустилась на высокий деревянный стул около камина, ожидая гостей.

- Ваше Величество, - Вежливый, но настойчивый стук раздался у покоев короля. - Ваше величество, ваша матушка, королева Ул желает вас с королевой Ронвен видеть. - Вежливая пауза, чтобы их величества успели переспросить что, коли пожелают. - Что прикажете передать госпоже? Когда ей вас ждать?

+2

27

Нельзя поддаваться плохому настроению, тем более когда кто-то его усиленно на тебя нагоняет.  Кто-то может назваться твоей свекровью, служанкой, любовником, он будет вить свои сети вокруг твоего поддатливого сознания. Но не слушай его,не поддавайся грозному взору туч, они всегда этого только и ждали. Сомкни свою волю, сожми ее в кулак, только не обращай внимания на этот гипнотизирующий взгляд...
Ронвен чувствовала, что Манавидан расстроен. И своими словами она ни капли его не обрадовала, хотя и не сильно старалась. Чтобы она не говорила себе, настроиться на позитивный лад не удавалось. Гроза, тесные, душные в своей замкнутости, стены давили на нее, скручивали сознание тугой плетью, оружием своим нарекали. Она постепенно переставала все меньше осознавать действительность, по сему и не отреагировала на разочарование, промелькнувшее в серых глазах.
Потерять нить, связывающую тебя с чем-то большим, дышащим защитой и спокойствием, было практически равноценно смерти для королевы. Она ощущала себя чрезвычайно беспомощной, погибающей бабочкой в логове паука. Пауком в этой сказке в последнее время выступала Ул. Она все больше выказывала свою неприязнь по отношению к невестке, все меньше пыталась это скрыть на людях. Раньше, год назад, ей казалось, что королева-мать приняла жену своего сына в семью, но в последнее время все чаще всплывало другое. Раньше она не вступала в открытый конфликт с Ронвен, но, казалось ей, первый конфликт не за горами.
- А на кого еще стоит надеяться королевству, как не на тебя? - боль по-прежнему злила и пугала, девушка лишь морщилась, стараясь делать это, пока внимание Манавидана устремлено на пейзажи за окном.
Она хотела сказать что-то еще, но тонкий голосок служанки из-за двери прервал не начатую фразу. Ронвен смотрела на своего короля, ожидая его ответа. Но он сам хотел знать, составит ли компанию ему его супруга. На мгновение Ласка прижала холодные пальцы к разгоряченному болезненной лихорадкой лбу, собираясь с мыслями.
- Через несколько минут мы будем, - тихо произнесла Ронвен, так тихо, что служанка чуть было не заглянула внутрь, пытаясь лучше расслышать фразу королевы. Негоже показывать свою слабость той, кто так этого ждет. На какое-то время ее внутренних сил хватит, чтобы показаться здоровой хотя бы для матери Манавидана. -Мне нужно немного привести себя в порядок, - улыбнулась она, когда служанка ушла, отвечая на невысказанный вопрос мужа.
Тяжело девушка поднялась с постели, оправила складки. Отдыхала она совсем недолго, чтобы смена платья требовала того. Несколько минут у зеркала, переплетая растрепавшиеся косы. Гнетущая тишина висела в опочивальне густым варевом, забиваясь в рот, забиваясь в нос, мешая дышать. Мешая собраться и показать другую себя, как всегда сильную. Когда с прической было покончено, Ронвен повернулась к окну, где все так же стоял король Диведа, все так же спиной. Будто и не интересовался он, что же скажет его мать, а ради хорошей и теплой беседы их обоих она вряд ли вызвала бы.
Медленно Ронвен подошла к мужу, уткнувшись лицом в его спину, обняв его за талию. Слова были не нужны, она всего лишь не озвучила мысль, что не стоит волноваться раньше нужды. Тем более, если он уверен в своих силах.

Яркий свет камина разгонял вечерние сумерки, пробирающиеся в комнату. Высокая спинка стула тенью скрывала фигуру королевы-матери, но отчетливая, еще только зарождающаяся энергия недовольства возле камина давала понять, что именно на этом стуле и ожидает гостей женщина. Она пошевелилась, будто нарочно выдав свое положение, подтвердив тем самым мысли Ронвен. Благосклонно кивнула, отвечая на молчаливое приветствие-поклон своей невестки.
Сама же королева не в том положении была, чтобы начинать разговор первая. И терпеливо ждала, когда Ул выскажет все то, ради чего она подняла с постели все еще нездоровую, но держащуюся подозрительно хорошо, Ронвен.

+2

28

Келпи наконец присел, думая о своем.
– Не своеобразный, а лечебный. Коль хворь подхватить не хочешь аль руки лишиться, то пей – и кровь быстрее загустеет, и всяко полезно. Вон зайцы эту кору сами по веснам грызут... Вы, люди, в этом отношении глупее зайцев... – откликнулся хозяин дома на замечание, прислушиваясь к вою охоты снаружи.
– Так мы медленно пойдем, да запасную одежду возьмем, – ответил на ворчание Эвишела Авагдди. – Но идти мы пойдем, ведь так? – в глазах келпи мелькнула сумасшедшая искорка, не предвещающая ничего хорошего собрату по несчастью в случае отказа.
Стук в дверь заставил хозяина дома по-человечески вздрогнуть и повернуться к двери. Не к добру это было. Будь за дверью кто знакомый, так стучал бы иначе – не в дверь, а в косяк или в раму окна. Чужак... Келпи нахмурился, затем решительно встал и негромко ответил Эвишелу:
– Бери железяку, если скажу бежать – беги к деревне, там дом с резным петухом. Старосты дом. В нем ищи защиты, – водяной дух еще раз недовольно склонил голову, как конь, который был не в настроении просто катать всадника и готов был взбрыкнуться. – Жаль, омут далековато...
Затем, аккуратно придвинулся келпи к двери, но не открыл, а встал чуть с боку и громко, так, чтобы услышали по ту сторону двери, спросил:
– Кого принесла нелегкая в столько поздний час? – спросил так, как бы спросил хозяин спросонья, простой человек, которого разбудили...

0

29

Дом Авагдди

- Пойдём-пойдём, если уже такие духи высокие вмешались и велят идти, куда же мы денемся, - Эвишел сделал вид, что опасности в глазах келпи не заметил.
За Авагдди наблюдал - тому, судя по реакции, тоже было непонятно, кто в сей час может в гости заявиться. Видно было по тому, как вздрогнул водный конь, вздрогнул как человек, не ожидавший чего-то. Что же, значит радость открытия ожидает их обоих.
Встревожен келпи был не шутку, раз стал сразу говорить, где защиты искать. Впрочем, если вечер начинается достаточно томно со встречи с келпи, который пытается тебя съесть, на смену ему приходит, причём совершенно внезапно, один из высших водных духов, куда-то засылающий диковинную парочку, то да, вполне логично напрячься от стука в дверь среди ночи, когда совсем рядом гремит Охота.
Гроза действительно шла где-то совсем рядом, от звука грома едва ли не подпрыгивали деревянные ложки на столе, молния озаряла небо мертвенно-белыми холодными вспышками. Дурная ночь, недобрая. И никто в такой час добрый придти то и не мог.
Авагдди пошёл к двери, Эвишел перехватил здоровой рукой меч, прикидывая, кого же сейчас бить придётся, может быть даже на смерть.
Играл келпи сонного хозяина неплохо, мужчина даже улыбнулся, впрочем, тут же напрягся, вслушиваясь, что же ответят из-за двери.
Напряжённо тянулось время. Секунда, две, три... Никто не отвечал, словно и не было никого, словно бы стук им обоим почудился. Эвишел нахмурился - ой не к добру такое...
Раскат грома, вспышка... Человек невольно повернул голову к маленькому мутному оконцу. Чьё-то бледное лицо было прижато к нему, высматривало, что в доме творится. Наёмник ужаснулся, молча похлопав хозяина по плечу, указывая на нечто снаружи.
- Это не человек... - Тихо, с нескрываемым ужасом отметил Эвишел. Меч, однако, сжал покрепче.

Отредактировано Эвишел (2013-05-26 12:40:24)

0

30

Келпи вздрогнул от голоса собрата по несчастью, затем уже спокойно отвернулся от двери и подошел к столу.
– Успокойся. Мог бы сам войти – не стучал бы. Раз стучит, то не может, – хозяин дома продолжил разливать похлебку по мискам. – Садись, ешь. Если чего-то захотят, то скажут. К утру многие духи слабеют, если он там останется, то как-нибудь зафиксируем твою руку и попробуем прорваться...
Наконец похлебка была полностью разлита, а одна из уток снята с вертела.
– Я вот уток с кровью люблю, – немного виновато развел руками келпи, – люди обычно не согласны со мной во вкусах, так что я оставшихся пока потомиться оставил, от этой отрежем крылья да ноги тебе, остальное непрожаренное – мне.
Водяной дух хищно улыбнулся, предвкушая хоть такой пир.
– Ешь спокойно и на улицу не гляди. Дух там не водяной, скорее всего предвестник, не твой, как я полагаю, или твой запоздалый – не вмешайся Ллир, то был бы явно твоим... – Авгадди глухо расхохотался собственной шутке.
Затем собравшись, стал более серьезным, думая над чем-то.
– Заговоры людские, присказки-обереги знаешь? – затем высказал мысль. – Не сильны они, конечно, в устах простого человека, так все равно на что-нибудь да сгодятся... Коль знаешь, то произнеси, только не в мою сторону: хоть я дух и не злой, но ослабевать не хочется, а кто знает, чем в устах не право имеющего слова обернутся? – келпи еще немного помолчал. – Хотя знаю, в основном – бедой аль проклятием... Не люблю людей за это... – грустно закончил Авагдди.

0


Вы здесь » Эриас » Основные сюжеты » А зори здесь тихие... (с.)