Эриас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эриас » Личные сюжеты » В лунном свете


В лунном свете

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: примерно год назад, час глубокой ночи.
Место: Таоне, Дивед.
Участники: Манавидан, Ронвен.
Событие:
Ты соткал меня из лунного света, но как ты надеялся, что серебро твоих мыслей быть может настолько теплым и родным? Не ошибся ты тогда, серебро мыслей всегда возвращается троекратно, в серебристых локонах любимой женщины.

Радостный пир утих, уснули и самые громкие гости. Свадебный вечер закончен, плавно перетек в не менее праздничную ночь.

Внимание! Возможна рейтинговая сцена в данном эпизоде.

Отредактировано Ронвен (2013-05-19 17:57:31)

0

2

В ушах все еще стучала кровь, разогнанная хмельным вином, громкой музыкой и переплетеньем собственных эмоций. Лунный свет холодным серебром покрывал ровную спину, изящную шею и аккуратные завитки сложной свадебной прически. Сверкает бриллиантовая шпилька, сдерживающая волосы. Сверкает, чтобы исчезнуть в поясном мешочке. А по плечам рассыпается копна лунного света, вьется дальше, почти касаясь земли, ведь тонкая девичья фигура преклонила колени перед ветвистой, пышной ольхой.
Тонкие ладони едва касались шершавого стана дерева, чувствуя энергию, родную и теплую, живую энергию. Каждая женщина немного колдунья, верно? Но Ронвен всегда была колдуньей не немного. Она чувствовала себя свободной только под сенью деревьев, искала знаки везде, слышала едва различимый шепот ветра. И ольха, священное древо Брана, было ее покровителем, ее советчиком. Редко пророчества требовались нарочно, но если нужны были, вещее древо было главным помощником.
Ей уже не нужны были пророчества, предвиденье итак уже сообщило свою волю. Сообщило и о том, что путь рядом с королем будет тернист, но разве это повод бросаться в чужой омут? Как бы не было тяжело, она готова, она будет рядом со своим королем.
- Пора идти, - тихий шепот в пустоту. То ли бледных губ, то ли ветвей пушистых шепот.
Ронвен встает, медленно, будто ручеек перетекает в другое русло. Взгляд ее опускается к корням дерева, девушка вздрагивает, увидев спелое алое яблоко, которое еще не успело подгнить от времени. Пристальный взгляд голубых глаз не находит яблони, но ответ на множество терзавших ее вопросов был един. Яблоня - древо выбора, ее плод - лишь четкий ответ.

Полумрак комнаты отодвигал на второй план лишь камин и лунный свет, яркой путеводной нитью ведущий Ронвен. Манавидан сидел возле камина, танец пламени отливал алым светом на его темных кудрях. Он, казалось бы, не слышал, как вошла его свежеиспеченная супруга.
Ласка медленно подошла, опустилась рядом. На колени, как и час назад перед ольхой. Теперь у нее в записях появился новый небожитель. И снова повторяя магическое действо, Ронвен коснулась узкими ладонями его шеи. Пальцы ощущали бьющуюся под кожей жилку, она не могла видеть, лишь чувствовала, чего коснулась.
Казалось, момент этой волшебной близости, когда ее дыхание касалось его щеки, длился вечно. Но она снова встает, отходя к окну. Опускает голову, наблюдая за игрой серебра в маленькой лужице на подоконнике, после недавнего весеннего ливня.
- Кажется, я так и не успела поблагодарить, - тихо говорит Ронвен, лишь немного повернув подбородок в сторону камина и мужчины, сидевшего там.
- Никогда не поздно озвучить благодарность, верно? - голос дрогнул, будто она ожидала отказа. И руки сжали узкие девичьи плечи, пытаясь оградить от нахлынувших эмоций. Слишком живо было то, что она пережила несколько дней назад. В голове еще теплилась мысль, что не может все внезапно стать настолько хорошо, чтобы она чувствовала себя в безопасности в этих стенах.. И,главное, с этим человеком.

Отредактировано Ронвен (2013-05-19 20:28:06)

+1

3

Дикий шум и гам утих, а вместе с ними и утих легкий дождь, который, казалось, был таким же прошеным гостем на торжестве, как и все люди. Сейчас же хмурые тучи на небе заменила яркая луна, радовавшая глаз серебряным светом.
В тот вечер, али уже лучше сказать ночь, была просто идеальная погода. Не именно для того часа, а вообще идеальная. Думаю, что каждый любит такие вечера. Когда небо украшает яркая луна, а вместе с ней позади усиливают ее свет звёзды. Тихий ветер шепчет, ласково раздувая кудри и разгоняя оставшиеся облака. Но главным достоинством таких вечеров является неповторимый запах, какой бывает после грозы. Запах свежести и очищения. Такой и стала жизнь людей, в чью честь собралось сегодня все королевство, да и не только. Свежей и новой.
Принято, что господин должен идти со своего праздника последним. А поскольку где-то в дальних рядах еще сидел какой-то не сильно трезвый лорд с несколькими подчиненными Манавидана, то король не мог покинуть залу. Они орали песни, после каждой из которых прославляли брак его величества и пили за его здоровье. Сам же король сидел и вымучено кивал головой, насилуя из себя легкую улыбку. Он уже их давно не слушал, а просто сидел в глубоких размышлениях, наблюдая за вышеупомянутой прекрасной луной.
Последней, кто ушел из залы, была мать короля, которая намекала лорду, что пора и ему было бы убираться. Жаль, это не сильно на него подействовало. Еще несколько минут перед тем, помещение покинула, уже можно гордо произносить это слово, королева. Она вежливо извинилась за то, что покидает Манавидана одного в этом хаосе, но уж очень нужно ей было откланяться. Честно говоря, ему и самому уже хотелось уединится в мыслях, дабы насладится новым положением.

Так, значит, то, что происходило еще несколько минут назад мы знаем, но перед тем, как вернутся к главному, к тому, что есть сейчас, хотелось бы сказать еще несколько слов о самом короле, а не о празднике.
Новым было то, что Манавидан сегодня пил. Он не мог отказать гостям выпить вина в честь своей свадьбы. Но то, что в любой другой день его величество не разрешает себе роскошь испить алкоголя, привело ни к чему иному, как к сильному и быстрому опьянению. Нет, он ничего не натворил, только лишь веселился, как и все гости. Оказалось, что король в пьяном виде один из самых добрых и веселых мужей. Даже мать перестала злится, как веселье достигло самого разгара.
Но важно иное, а именно то, что следовало после этого. Головная боль и усталость. К счастью, не более. Уставший и больной король, вежливо попросив слуг в конце то концов выпроводить пьяных лорда и подчиненных, отправился в свои покои. Там он надеялся найти свою жену, чего, к сожалению, не случилось. А потому, дожидаясь ее, он сел в кресло возле камина, и до ее прихода успел задремать.

Внезапный шорох у двери, причиной которого был вход в покои королевы, разбудил чуткий сон Манавидана. Он немного дернулся от неожиданности, чего не было видно в плохо освещенной комнате. Он сразу же невольно закрыл рукой лицо, протирая глаза, скрывая то, что заснул одетым в кресле. Создалось впечатление, что король не заметил вошедшей девушки.
Ровно в тот момент, как Ронвен склонила колени и тянулась рукой, Манавидан легким движением убрал руку от лица, и невольно, тихо прошептал, то ли вопросительно, то ли нет. Смысла, который вложил в это слово, не понял даже он сам. Но ничего иного король и не мог сказать. - Ронвен. - Тихий и сладкий голос потянул ее имя. А после последовало приятное прикосновение к его шее.
Рука королевы была холодной. Он еще не знал, виной этом природа или погода. Но тот холод был так приятен. По коже пробежались мурашки, а глаза невольно прищурились. Нежный выдох. В эту секунду, когда Манавидан ощущал приятное дыхание любимой, он забыл обо всем, мысли полностью покинули его голову, он просто наслаждался. Но и это Ронвен сумела прервать. Слишком много она успела прервать за столь короткое время.
Королева легкими движениями покинула его, медленно отойдя к окну. Манавидан же как-то печально посмотрел ей в след. В голове возникло множество различных мыслей, которые были настолько несвязными и нелогичными, что их будет слишком тяжело вам описать. Да и совсем ненужно. Разве что одна из них имела какой-то смысл.
"Почему она ушла? Это из-за алкоголя?". Пронеслось в королевской голове. Наверное, от боли он вспомнил о том, что пил, а вместе с тем и о запахе, который должен идти следом. Но нет, эта глупая мысль быстро покинула его. Во первых, запах то должен был давным давно исчезнуть, а во вторых это не причина уходить. К тому же, потом он понял, что слишком много значения придал этому уходу, и незачем вообще думать о нем. А далее его мысли опять прервала королева.
Слова благодарности. Честно говоря, Манавидан уже не надеялся их услышать. А что более важно, не хотел. Он привык выслушивать добрый ответ на добрый поступок, даже больше, он их требовал. Но не от этой девушки. В его разуме намертво высеклись слова какой-то сказки. Слова о том, что встреча с ней - судьба. Она послана богами, как великий дар. Любовь. Кстати, уже не было ни тени сомнений, что это настоящая любовь. А потому Манавидан считал тот случай каким-то испытанием, неотъемлемой частью, какую он должен пройти. Никак не помощью. А потому слова благодарности для него были лишними.
На вопрос Ронвен последовало молчание. На это потом Манавидан нашел много причин. Во первых, он был отвлечен мыслей о том, что таки ненужно было благодарить, а потому мысли летали где-то в иных просторах, некуда был направлен вопрос. Во вторых, реальной причиной был алкоголь, который еще не до конца вышел из тела, а потому притуплял немного и речь, и мысли. Но был от него и позитивный эффект. Он четко расставил по полкам, чего хочется, а также, разрешал телу действовать.
Как-то невольно король встал, не до конца понимая еще зачем. Легким шагом он направился к королеве, а на вопрос ответил последним словом, что произнесла она. - Верно. - Легкий шепот раздался, как-то отдаленно, как будто совсем не отвечая и не поддерживая разговор. Все это время, шагая, Манавидан смотрел себе под ноги, игнорирую присутствие девушки. Но подойдя ближе, глаза поднялись, встретившись с лицом Ронвен. Как уже говорилось, алкоголь, которому еще было место в крови, расковал цепи смущения в теле. Рука Манавидана легко опустилась на плече королевы. После первого прикосновения пальцем к коже, она отпрыгнула, но потом сразу же возвратилась на то же место, плавно переходя к шее.
Хотелось говорить что-то о любви. А точнее твердо, "люблю". Почему-то именно это наконец-то хотелось сказать, ведь король это чувствовал. Но еще была какая-то словесная стена между ним и женой. Именно ее и нужно было разрушить.
- Ронвен, - сладкий и тихий голос прозвучал в ночной тишине, - я люблю тебя.
Наконец-то прозвучало то слово. Он долго старался его сказать, не только сегодня. Еще в тот день, как встретил девушку. Но что-то мешало. Сейчас же ничего мешать не должно.
Рука легким движением поднималась выше, нежно лаская шею и запутываясь в волосах.

+1

4

За спиной, за окном, расцветала одна из тех ночей, которые описываются в сказках. Поздняя весна, верно? Верно... Но почему так сильно пахнет цветами, так высоки и ярки сегодня звезды? И луна, манящая, драгоценная, щедро разливающая свой свет по просторам королевства Дивед? Боги постарались этой ночью, прорисовывая мельчайшие детали. И хотелось окунуться в магию ночи, зажечь костер, мерцающий до небес, опаляющий своим жаром. Хотелось сбросить обувь, пуститься в пляс по раскаленным углям. Распустить волосы, которые всегда, почти всегда, заплетены в тугие косы. И почувствовать ветер, упругий ветер в лицо,  который ласково шепчет слова о радостной долгожданной встрече.
Красное платье ярким багровым отблеском на сумрачной поляне, в твоих волосах цветут колокольчики, а черемуха над твоей макушкой испускает дивный, как никогда, дух. Но это было когда-то...
Или не было совсем. Или это был сон.
Сон, оставляющий сладкую дремоту на губах, в то время как рядом, совсем рядом находится главный герой твоей личной сказки. Только протяни  руку - ты коснешься его ласковых кудрей. Только подними взгляд - ты утонешь в этой омуте неги и потаенных печалей. Только сделай шаг на встречу - и ты уткнешься лбом в его широкую грудь, чтобы вдохнуть запах, ставший уже таким родным, таким единственным.
А костер разгорался до небес, костер в пламя твоей души уже нельзя погасить,  ведь это показалось бы таким смертельным. И ты возложишь венок своей жизни, тот самый, с яркими венчиками колокольчиков, на его голову, в облаке темных кудрей. Но угли уже догорели, танец свой ты больше не будешь танцевать одна.
Ронвен хотелось, чтобы он произнес ее имя. Произнес еще раз, еще только раз. Но она уже стояла у окна, растерянная и испуганная. Она обнимала себя за плечи, боясь того самого пламени глубоко в сердце. Боясь того, что Манавидан сейчас встанет, подойдет к ней. Она давно свыклась с мыслью, что в ее возрасте все уже давно вышли замуж, что ей повезло, что она с радостью будет дарить любовь, дарить всю себя только мужу... Но страх первых прикосновений и того, что произойдет дальше, опутывал сетями дрожи, взбирался все выше, уже подступился к ее волосам.
Еще немного и она бы, наверное, попыталась снова сбежать к своей ольхе, чтобы вдохнуть спасительный аромат свежей листвы. И вернуться, ведь ничего страшного не было здесь, ведь костер в ее душе требует иных звезд...
Девушка отвернулась от окна ровно в тот миг, когда тихим шагом к ней подошел Манавидан. Ее супруг, ее король, ее спаситель. И слова благодарности, начатые было, утонули в желании замереть, раствориться в его глазах, в этой рассеянной улыбке. Последняя нотка того страха растворилась с теплым прикосновением ладони к ее плечу. Она еще дрожала, но скорее по инерции, а не от возвращающегося липкого чувства.
Никогда прежде Манавидан не говорил этих слов, она и не требовала. Ей это не было необходимо, до сих пор. Именно сейчас Ронвен поняла, чего ей не хватало все это время. Этих слов, созревавших долго и разрушивших стену между мужем и женой... Теперь мужем и навсегда его женой.
Тепло пальцев любимого уже согревало шею, а она все еще не решалась ответить. Благодарность... Изначально чувства ее были исключительно благодарностью, но стремительно, резко в ее жизнь ворвалась любовь к сероглазому королю, к моменту свадьбы она уже не знала, как жить без него. Она и не собиралась без него жить.
- Я люблю тебя, - не было никаких тоже, способных опошлить любую фразу. Наконец-то тяжелое признание, никак не желавшее выйти на свет, сорвалось с губ легко и просто. - Манавидан, - не продолжением, а началом чего-то нового, более яркого, было звучание  его мелодичного имени.
Ронвен подняла руку, коснувшись пальцами его руки, все выше, выше. Вот тонкая ручка покоится на широкой груди, чуть сжав дорогую ткань его одеяний. Девушка снова поднимает голову, внимательно, долго, жадно изучая каждую черточку его лица, стараясь не упустить ни мельчайшей детали. Второй рукой, кончиками пальцев, она проводит по его скуле, спускаясь к подбородку, лишь на миг задержавшись на тонких, волевых по-королевски губах, губах, привыкших отдавать приказы. И, наверное, целовать женщин. Но все равно, кто был у него раньше, сейчас, она была уверена, есть лишь он и она. И яркое пламя камина, в унисон танцующего с ее собственной душой.

+1

5

И вот настал тот миг, когда нужно ждать ответа. Это, наверное, самый страшный миг. Когда в сердце диким порывом влетают сомнения, когда желание взаимности опьяняет голову, вот именно когда эти два противоположных чувства сплетаются в одно, непонятное и до сих пор неназванное. В то, что заставляет дрожать и бояться.
В это мгновение, в час молчания, что, кажется, длится вечно, появляются самые праведные мысли. Мысли о том, что не нужно слов. Что не нужен вообще ответ. И так все хорошо. Ведь я люблю, я верю. Но это лишь вздор. Это самая чистая ложь, которую смогли придумать люди, потому что все в нее верят и поклоняются ей. Нужны слова!
Именно слова имеют ту магическую силу, которую уже давно успели все позабыть. Действия вселяют веру. Возможно веру непоколебимую, но не более. И только слова могут заставить человека знать. Отбросить все сомнения, и наконец-то получить то желанное удовольствия. Почему-то, люди перестали давать словам ту цену, на которую они заслуживают, но несмотря на это, они не потеряли свою силу.
И прозвучали те слова, наделенные магией, о которой говорилось. Да, еще секунду назад, ожидая, Манавидан убеждал себя, что уже все сделано, что эта преграда повалена, ведь он сказал ей о своей любви. Но в глубине души он ждал ответа. И как только он прозвучал, так сразу неземная легкость появилась где-то там в глубине души. Король как будто отпустил все свои дурные мысли, ВСЕ, какие лишь были. Дрожь пропала, как и жуткая неловкость, бушевавшая до сего в сердце. Лишь услышав те слова, он ответил самым искренним, что только у него осталось - самой настоящей нужной улыбкой.
Король уже был готов крепко прижать жену, от этой радости, детской и искренней радости. Но Ронвен начала первой. Все так же нежно и еще отдаленно повела рукой по телу, обернувшись немного к своему мужчине. Чтобы не помешать ненароком, Манавидан ослабил свою руку, которая ласкала ее шею, опять коснувшись кончиками пальцев плеча. Правая рука же нежно и еще как-то неуверенно коснулась талии, начав невероятно медленно подыматься выше, переходя к спине. Она была уже так близко.
Рука ласкала губы короля. Всего один шаг разделял его от желанного, от всего, что сейчас он желал. И это впервые, находясь так близко к девушке, Манавидан хотел ее лишь поцеловать. Никакие другие грязные мысли еще не возникли. И уже было сложно ждать.
Он легонько отвел ласкающую губы руку Ронвен немного ниже, к своей шее. Еще выдержав какую-то паузу, казалось, так нужную в то мгновение, он уверенно приблизил свое лице к лицу девушки. Коснувшись своим носом ее, король застыл, насладившись гладкой кожей и ароматом королевы. Но уже был не в силах терпеть.
Уже в следующее мгновение они сплелись в сладком и нежном поцелуе. Но все же Манавидан до сель сдерживал свой пыл, который так и рвался наружу. Уже был не в силах.
Устав терпеть, он уже с большей силой обхватил руками Ронвен, прижимая ее к своей груди, лаская спину, переходя нежно левой рукой опять выше, к шее, и входя в волосы. Простой и нежный поцелуй перерос в страстный и пылкий.

0


Вы здесь » Эриас » Личные сюжеты » В лунном свете